АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Андрей Крамаренко

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Елена Фролова о Марусе Митяевой

Имя Маруси Митяевой известно очень узкому кругу любителей элитарной поэтической песни.

Это и не странно, потому что и сам жанр камерной поэтической песни еще только-только набирает силу, выходя из круга любительских поэтических кружков и песенных клубов на профессиональную сцену. Причем, профессиональность отнюдь не означает расширение аудитории. Поэтическая песня остается камерным жанром, так как слушать такие концерты все же уютнее в небольших залах (ведь и классическая музыка далеко не всегда нуждается в огромных, многотысячных аудиториях).

В каком-то смысле, местом рождения этого жанра можно считать родной город Маруси - Челябинск. Именно в Челябинском политехническом институте появился клуб самодеятельной песни, отличавшийся от тысячи других подобных клубов не только кругом его участников, создавших, впоследствии, жанр поэтической песни, но и попыткой вписать современную авторскую песню в театральную атмосферу. Как следствие этой попытки, там же, в студенческой театральной студии «Манекен» (сегодня это уже муниципальный театр) была организована студия камерной авторской песни в составе Якимов-Деревягин-Митяева. Для того времени это было довольно необычно, так как уже установился некий стереотип странствующего туриста с гитарой у костра (на открытом воздухе, после трудового походного дня… такой вид разрядки и отдыха…)

Существование авторской песни в театральной атмосфере выводило ее из разряда бытовой (сопровождающей человека в пути) в совершенно иную область — в условность искусства. И это иное песенное бытие создавало новые взаимоотношения человека и песни: теперь уже не песня сопровождала человека в пути (идущего по своим, так сказать, важным делам), а человек сопровождал песню, которую ждали, которую хотели слышать в разных городах и весях.

Песня приводила людей друг к другу и снова разводила -разлучала в пространстве. И сегодня все участники той студии камерной авторской песни уехали из Челябинска, живут уже совсем в других городах, но, все же, остаются гражданами того невидимого пространства-государства, которое когда-то появилось, благодаря их песням.

После переезда — в Москву — Маруся, совместно с Николаем Якимовым, записала два альбома: «Не везде, как на небе, сладко…» и «Небо опять в позолоте…». На мой взгляд, оба эти альбома — яркие события в жанре авторской песни, которые так и остались почти незамеченным. И это не странно: ведь ни трех пресловутых аккордов, ни разговорной манеры пения, ни простого гитарного перебора, — ничего такого, что напомнило бы о том, что уже существовало.

Утонченный музыкальный аккомпанемент, сильный, пластичный альт, которые ассоциируются скорее с ранней французской эстрадой, чем с нежной простотой авторской песни. Наверное, было бы странно, если бы вдруг песни Новеллы Матвеевой запела, к примеру, Мирей Матье или Эдит Пиаф. Но, почему-то, сегодня никому не странно, что именно эти песни в свое время запела Елена Камбурова, — открыв тем самым новый жанр интонационного пения, опираясь, как мне кажется, больше на мелодекламационную, чем на певческую манеру. Но мелодекламация не отрицает наличие певческой природы, а как бы ее — до времени — скрывает, — создавая головокружительный разбег от простой человеческой речи — к поэтической-распетой-певческой.

Именно это открытие Елены Камбуровой и дало творческий импульс очень многим творческим явлениям, в том числе, и первым песням Николая Якимова и Марины (Маруси) Митяевой. Поэтому имя Елены Камбуровой наиболее точный указатель на пути поиска координат для встречи слушателя и поющего, если говорить о жанре современной поэтической песни. Но дальше у каждого начинается уже личный путь и создается свой личный почерк.

В «почерке» Маруси Митяевой ясно слышится традиция романсового пения, но, если так можно выразиться, «очеловеченная» интонацией разговорной речи. Марусины песни —не изысканы, не переполнены изобретательными гармониями и переходами (хотя, безусловно, и не так просты, как может показаться на первый взгляд). Но они переполнены той болью, из которой и вырастает свет истинной, неподдельной радости. Думаю, именно об этом писал Блок в одном из самых последних своих стихотворений:

Девушка пела в церковном хоре,
И луч сиял на белом плече.
……………………………………
И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли…

И не важно, что все знают (или думают), что радости не будет… важно, что есть надежда на то, что она будет… и она — будет!

Елена Фролова
Москва, сентябрь, 2008

Маруся Митяева