АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Друид Николай Якимов. Статья и интервью А. Гуницкого

Творческий союз «АЗиЯ» я знаю достаточно давно. Но до определенного времени я имел о его деятельности несколько одностороннее представление, которое было сосредоточено вокруг песен Николая Якимова и его альбомов. Потом же пришел другой расклад, звездный пасьянс расположился иначе и мне довелось познакомиться с творчеством остальных «АЗиЯтов». Другие авторы и исполнители, другие альбомы и концерты. Однако все началось с песен Николая Якимова…

Друид Николай Якимов
1.
Автор-исполнитель Николай Якимов — один из основателей творческого союза «АЗиЯ», он уже много лет специализируется на исполнении современной камерной песни. Этот союз был образован в марте 1993 года, в Челябинске, где раньше жил Николай. Кроме Якимова в этот уникальный творческий союз входят Александр Деревягин, Елена Фролова и Татьяна Алешина. По поводу современной камерной песни американский поэт-музыковед Георгий Левин справедливо заметил, что «это искусство не всегда легкое для восприятия, но не заумное; философское, но не сухое; духовное, но вполне мирское».
Некоторым людям кажется иногда, что песни Якимова и других «азиатов» аналогичны творчеству бардов. Но это совсем не так! Я ничего не имею против бардов, однако жанр современной камерной песни практически совсем не вписывается в привычный бардовский расклад. А Николай однажды сказал мне, что нестандартный «азиатский» подход к песне лично ему напоминает о друидах, которые «пели то, что им нашептывали деревья».
Друиду Якимову деревья нашептывают замечательные песни! В его репертуаре есть более чем оригинальные циклы на стихи поэтов Серебряного века, Лермонтова, Набокова, Мюссе, Клоделя, Блока, Гумилева, Бродского. С концертами Николай выступает не слишком часто. А с другой стороны, камерное друидско-азиатское искусство не должно закручиваться в мясорубку концертных чесов; хотя время от времени Якимов показывает свои программы не только в Питере, но и в других российских городах, и даже за границей.
Ну а Северной Столице наш многоуважаемый друид и его азиатские друзья нередко дают концерты в уютном зале Театрального музея на площади Островского. Здесь Николай неоднократно демонстрировал программы «Песни Дома Мурузи», «Баллады, песни и песенки для театра», «Желтые крылья тщеславной бабочки», «Мой Гумилев», «Корни и кроны». Каждая из них является, пожалуй, своеобразным музыкальным спектаклем. Кстати, друид много лет работал на театре — начинал он в Челябинске, а в дальнейшем музыкально оформлял спектакли в Театре кукол-марионеток имени Деммени и в международной мастерской Театра синтеза и анимации «Интерстудио», большая часть которых была поставлена Михаилом Хусидом.
Николай записал и выпустил несколько альбомов. Каждый из них достоин самого пристального внимания. Едва ли не самый сильный — это «Z». Здесь звучат песни на стихи Михаила Басина, Людмилы Волошиной, Иосифа Бродского, Осипа Мандельштама, Жан-Поля Клоделя (в переводе Ольги Седаковой), Игоря Салчака и Владимира Солодырева. Музыку же сочинил сам Якимов, но также он использовал фрагменты сочинений Паганини, Моцарта, Meredith Monk и уникального челябинского ансамбля «Н. Х. А.» Несколько номеров записаны с помощью челябинского же ансамбля «Другая жизнь». Казалось бы сложно (если не невозможно!) написать музыку на гениальные стихи Бродского, поэтические достоинства других поэтов также не подлежат обсуждению. Но Николаю Якимову удалось реализовать свои замыслы, музыка его гармонирует с поэзией Бродского и является достойным, полноценным эквивалентом своему литературному первоисточнику. «Чаепитие», «Я был только тем, чего ты касалась ладонью», «Похороны Бобо», «Июльское интермеццо», «Письмо генералу Z» — потрясающие песни! Любопытно, что во время исполнения программы «Песни Дома Мурузи» многоопытный друид не только поет, но и читает стихи Бродского, и продуманно использует видеоряд, в который вмонтированы кадры с изображением Поэта. А «Дом Мурузи» — это жилой дом в центре Петербурга, на улице Пестеля (его называли «Домом Мурузи» до переворота 1917 года), в этом доме жил до эмиграции незабвенный Иосиф Бродский. Именно здесь довелось несколько лет назад жить и Николаю Якимову!
И еще мне, как Старому Рокеру, чертовски отрадно, что во многих песнях-композициях ощутитимы роковые вибрации.
В альбоме «Ахвеллоу» тоже есть песни на стихи Бродского — «Через два года», «Плавание», «Пьяная песня», в других песнях звучит поэзия Гумилева, Игоря Салчака, Альфреда де Мюссе в переводе Владимира Набокова, и еще три номера, полностью сочиненные Якимовым. Только в одной из них, под названием «Баллада № 3 Индийская, или Ахвеллоу», — сначала слышен друидский текст, а после него — загадочные слова и фразы Генриха Сапгира, напоминающие о доходчивой, популярной в народе поэзии Крученых или Велимира Хлебникова. В сравнении с «Z» альбом «Ахвеллоу» получился более мистическим и медитативным.
В феврале 2002 года в концертном зале возле Финляндского вокзала состоялся литературно-музыкальный вечер, приуроченный к выходу альбома «Мой Гумилев», в котором помимо песен, можно услышать и непосредственно поэзию. Иногда Николай декламирует стихи на фоне тактичного аккомпанемента, а порой он читает фрагменты некоторых писем Гумилева. В результате альбом обретает емкость и цельность. Песни Якимова самодостаточны, в них нет вторичности и иллюстративности по отношению к стихам. Далеко не впервые обратившись в своей творческой практике частных явлений к высокой поэзии, меткий друид вновь точно-преточно попал в цель! Как хороши «Думы», «Жираф», «У камина», «Снова море» и «Счастье» (или «Китайский рок-н-ролл») и «Шестое чувство»!
Ида Моисеевна Напельбаум, одна из участников поэтической студии Николая Гумилева «Звучащая Раковина», слышала в исполнении Якимова некоторые из вошедших в альбом песен. И они ей понравились. Как в данном случае причудливо замкнулся жизненный круг! Ида Моисеевна умерла в 1992-ом, а Николай посвятил ее светлой памяти свой, без преувеличения сказать, этапный альбом.

2.
Вскоре после того, как 8 февраля 2002 года прошел литературно-музыкальный вечер Athenaeum of Poetry-Musical Light, приуроченный к выходу альбома «Мой Гумилев», друид пришел на Радио России и принял участие в музыкальной программе «Рок-Перекресток». Вот некоторые фрагменты из этой беседы…

Почему ваш творческий союз называется «АЗиЯ»? Не потому ли, что прежде ты жил в Челябинске, который находится…
Якимов: На границе Европы и Азии.

Александр Деревягин тоже ведь раньше жил в Челябинске…
Якимов: Да, а Татьяна Алешина жила в Кургане…

Эти «проживательные» обстоятельства вдохновили вас на название «АЗиЯ, или были какие-то другие причины?
Якимов: Название мы выбирали такое, чтобы оно было красивое и чтобы оно нам понравилось. А потом все мы владеем каким-то культурным опытом и можем объяснить все, что угодно… В том числе «АЗиЯ» как нельзя лучше объяснялась всеми: и «АЗ» и «Я» — это наши корни славянские, а потом уже пошло - и Олджас Сулейменов, и что Россия по отношению к остальному миру — это Азия прежде всего, и объяснение некоего нестандартного подхода к песне.

Но ведь помимо тебя, Деревягина, Алешиной и Фроловой, есть еще и другие исполнители, которые имеют определенное отношение к вашему творческому союзу?
Якимов: Да, но поскольку все это начиналось как игра, то мы определили условия игры, с которыми все согласились. Что союз «АЗиЯ» — он неделим и неубываем, что четыре человека — это как бы условия игры такие… Ну, мы имеем на это право, но этот квадрат, он как бы вписан в круг интересов наших друзей, благодаря которым мы держимся и которых мы любим.

Каковы твои ощущения от концерта восьмого февраля?
Якимов: Я ждал одного, а получилось гораздо лучше, чем я ожидал. Во-первых, удалось соединить в этом большом зале, не совсем приспособленном для камерной песни, людей разных, но которые входят в мой мир. То есть от рока до академической музыки. И люди в зале тоже были разные — от самых молодых до людей преклонного возраста. Звучала разная музыка… И дуэт прекрасный Петрова – Соболенко, и рояльная музыка, и был элемент импровизации, сэйшена, который мы очень любим в «АЗиИ»… Ведь альбом я записывал один, а показали мы его вместе, и буквально в этот же день, на этой сцене мы всё отрепетировали. Это действительно была не презентация, а несколько другое… Замечательные у меня ощущения, самые-самые-самые хорошие! И я благодарен всем, кто принимал в этом участие!

То есть тебе подыгрывали другие «азиаты» и это ведь была отчасти спонтанная импровизация…
Якимов: Да. Мы были вместе.

В твоем альбоме звучат и песни на стихи Гумилева, и просто его стихи…
Якимов: Да, я постарался выстроить альбом более-менее хронологически, как поэтическую историю Гумилева.

Когда ты стал сочинять песни на стихи Иосифа Бродского? Ведь у тебя их довольно много.
Якимов: Еще в Челябинске, по-моему, это был 1989 год, тогда стихи Бродского еще ходили в списках. По-моему, первая песня была «Через два года».

Ведь тогда Бродский еще был жив… И хотя альбомы появились позже, у тебя ведь уже давно были записи…
Якимов: Да, я даже специально эти песни записывал, когда один человек сказал мне, что он поедет в Венецию и встретится там с Бродским. Я записал несколько песен и написал Бродскому письмо и, таким образом, поставил его в известность о существовании такого проекта.

А Бродский слушал эти песни?
Якимов: Я думаю, что нет. Я думаю, что тот человек их просто ему не передал.

Жалко.
Якимов: Жалко, да.

Я позволю себе сказать, что для меня именно твое творчество и фактически творчество «АЗиИ» началось с песен на стихи Бродского. Я считаю, что это — кульминация твоего творчества... Раньше Бродский жил в Ленинграде на углу Литейного и Пестеля, в так называемом Доме Мурузи… ты ведь тоже там жил…
Якимов: Жизнь в Петербурге у меня началась в этом доме, в первом подъезде со стороны Литейного, а Бродский жил во втором.

Когда ты стал жить в этом доме, у тебя уже были песни на его стихи?
Якимов: Да. И когда мною читались стихи Бродского в этом доме, то они, безусловно, принимали для меня другую внутреннюю окраску. Это было замечательное время.

Ты в последние годы жил в Москве, а теперь ты вновь вернулся в Питер. Что тебя побудило так поступить?
Якимов: Я уехал в Москву по работе, мне предложили там заниматься в студиях аранжировками… Но когда я вновь приезжал в Петербург, то чувствовал, что не могу без этого города.

Песни друида Николая Якимова — это глубокий, серьезный, насыщенный подлинной духовностью пласт современной российской культуры!

февраль 2002

Николай Якимов