АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Книга "Человек на подоконнике". Рецензия.

ЧЕЛОВЕК НА ПОДОКОННИКЕ

Этот сборник стихов и рассказов Татьяны Алешиной выпущен не совсем сегодня, а в 2001-ом. Однако ко мне в руки он попал недавно. Любопытно, что эта книжка внешне, по форме своей, похожа на компакт-диск, именно за него я сначала сборник и принял. И только потом, взяв книгу в руки, разобрался что к чему, ведь у дисков мягкой обложки пока вроде бы не бывает; может-быть, когда-нибудь, такие диски и появятся, только грядущие формы и способы технического прогресса нам сейчас неведомы. Ну и хорошо, что неведомы, лучше когда-нибудь потом мы узнаем про то, что…

Ладно, фантазии и гипотезы буду изобретать в другой раз. Надеюсь, что успею еще. А теперь пришла пора заглянуть в книгу «Человек на подоконнике». Она начинается с раздела «Рассказы и сказки». С небольшой, но совершенно сюрреалистической, как мне кажется, повести «Сновидения, или лекция о музыке».

Используя достаточно привычный и поэтому отчасти уже обыденный, малосодержательный и немногое объясняющий теперь, в начале 21-го столетия, термин «сюрреализм», я, честно говоря, не считаю его наиболее адекватным и в полной мере подходящим для характеристики опубликованных сказок. Конечно, можно сказать и по-другому – фантастические, внебытовые правила литературной игры, далекие от стандартной, стереотипной логики, подчиняющиеся исключительно закономерностям и правилам персональной авторской поэтики. Но и эти слова как-то тупы, скучны и наукообразны, а стало быть – и не очень правильны. В сказках Алешиной самое главное – по-настоящему сказочный, поэтически-свободный тон, напоминающий прежде всего о музыке, про импровизации на заданную тему. Только темы Татьяне никто не задает, она сама их придумывает. Пожалуй, все эти девять сказок, девять поэтических притч, являются своеобразными «лекциями о музыке», только в «Сновидениях» автор предпочитает как бы free-джазовую, свободно и остро ассоциативную, непредсказуемую фабульную форму, а вот в «Сказке о человеческом голосе», в «Сказке о Небесном Цветке» и других прозаических миниатюрах Таня отталкивается от более конкретных сюжетов, хотя не следует думать, что сюжеты эти впрямую связаны с житейскими или бытовыми обстоятельствами. Нет, отнюдь…

В сказке «Вознесение», например, главными действующими лицами являются колокольня и городские голуби. Городская власть затеяла очередную перестройку (как все мы знаем на собственной шкуре, человечество любит время от времени устраивать всяческие перестроечные забавы) и стали устанавливать на колокольне новый колокол. Установили. Голуби-меломаны, привыкшие к колокольному звону и бывшие наиболее преданными его слушателями, вначале затосковали, а потом, когда громыхнул новенький колокольчик, гораздо более мощный, чем его предшественник, впали в совсем нешуточный экстаз. Ну а потом колокольня и вовсе раскочегарилась, и звеня, взлетела вверх, в небо…

Да, вот такие веселые дела. Понятно, что никаких прямых житейских аналогий мы в этой сказке не найдем. Однако все равно возникают некоторые ассоциации с противоречивой и априори тусовочной городской жизнью, с отголосками странных, запутанных социальных вибраций.

Не менее любопытна и поэтическая часть сборника. И хотя часть из представленных здесь стихотворений Таня не однажды использовала в собственных песнях, от этого они не кажутся вторичными и неполноценными, они не кажутся «текстами», оживающими только с помощью музыки.

Большая часть произведений, напечатанных в книге «Человек на подоконнике», написана уже достаточно давно – в середине девяностых и даже в конце семидесятых. Я не сомневаюсь, что потом Татьяна Алешина сочинила еще немало интереснейших стихов, сказок и рассказов. Было бы очень здорово их прочитать. Когда же появится следующая ее книжка?
На сайте «азийном» указано, что Таня – композитор, исполнитель, художник, автор телевизионной и театральной музыки, и сочинитель в душе. Ошибочка вышла, многоуважаемые хранители-держатели сайта, совсем не только в душе!

Бенедикт Бурых

Татьяна Алёшина