АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

ЯКИМИАДА. Сорокопятка в вопросах и ответах. Часть вторая.

11. Расскажи о фестивалях авторской песни. Какой из них наиболее организованный и интересный – на твой взгляд?
Якимов: В комплексном восприятии самый приятный фестиваль для меня – это фестиваль в Израиле, который организовывали Миша Басин и Марк Павис. Это был фестиваль бард-перформанса, «Шаг в сторону» он назывался, в ноябре 2001-го. Авторская песня была представлена в нём неспешно во всей своей широте: от традиции до синтеза. И всё на хорошем уровне. А самый неорганизованный, самый помпезный и самый освещаемый, самый, самый, самый – я уже и не знаю какой, это, конечно, грушинский. Это кошмар просто – хотя когда я в 1977 году я первый раз туда приехал, то это было очень здорово.
12. Другие объединения авторской песни считают ли «азиятов» своими? Раньше, теперь?
Якимов: Я думаю, что… не считают, иначе бы мы не отделялись. Хотя к «АЗиИ-плюс» имеют отношение люди, которые были связаны с «Первым кругом». Но мы же не говорим: «Мы вас приняли в «АЗиЮ-плюс». Нет, у нас такого, слава Богу, нет, просто есть круг авторов, который нам интересен, и мы стараемся издавать их диски. И можно сказать, что есть люди из «Первого круга» нам близкие, которые считают нас своими. Хотя… я не могу за них решать. Ещё я могу сказать, что все в мире авторской песни нас знают, но далеко не все считают нас своими.
13. Когда ты почувствовал в своём музыкальном творчестве результаты того, что ты переехал жить в Питер?
Якимов (долго думает): Э-э-э… Не могу ответить когда… Результат положительного влияния?
А. Г.: Ну да, конечно.
Якимов: Ну, я могу сказать, что музыкальное подражание Гребенщикову я написал когда ещё и не жил в Петербурге. По-моему, два их было. В Питере… ну, наверное, это в Питере было, в другом городе это не могло произойти – знакомство с Юрием Соболевым, в первую очередь, а через него потом с Николаем Дмитриевым. Которые просто расширили мои горизонты представления о музыке до бескрайности. Это было время «КукАРТов» – фестивалей современного искусства. Вот тогда я почувствовал… Потому что я, хотя и переехал в 1990-м, но не появлялся в музыкально-песенном мире Питера, я проводил все дни в театре, в «Интерстудио», в Царском Селе, и вот с него у меня всё здесь, в этом городе, и началось.
14. Программу «Песни дома Мурузи» можно, на мой взгляд, считать спектаклем, есть ведь и другие в чём-то по форме, по построению программы, посвящённые, например, Гумилёву, да и другие, и ведь таких программ у тебя за эти годы довольно много набралось.
Якимов: Это самая интересная для меня форма ведения концерта, она возникла ещё в Челябинске, и поскольку я не завязан на потоке, то этой формой часто пользуюсь. Это Гумилёв, безусловно, это песни, связанные с Алексеем Богатенковым, его ранняя смерть – это была одна из первых смертей в моём мире, это программы по русской поэзии, по фольклору, по этнике. Салчак, безусловно, это отдельный мир, песни на его стихи в одной программе с другими песнями менее органично существуют, чем в сольном варианте.
15. Есть ли планы по поводу создания аналогичных программ?
Якимов: Это очень сложный вопрос, хотелось бы думать, что да, потенциал вроде бы есть, но боюсь, что в ближайшее время нет, потому что других дел полно.
16. Знаком ли ты с «азиятской» аудиторией, каков у тебя с ней уровень контактов?
Якимов: «Азиятская» аудитория очень разная, она очень неоднородна по своему составу, поскольку мы всегда декларировали и декларировать будем – мы все разные в «АЗиИ». Среднестатистического зрителя я не могу, к сожалению, назвать, да и не хочется, потому что усреднённость здесь неуместна. Это интеллигентный зритель среднего возраста, за сорок лет, хотя… хотя и молодежь встречается. И это радует. Уровень контактов? Нет, по телефону мы не общаемся, но при встрече здороваемся.
17. Заграничные выступления твои и «АЗиИ» рассчитаны только на эмигрантов?
Якимов: Это как получается. Личные мои первые заграничные выступления были рассчитаны не на эмигрантов. А уж когда нас узнали и стали приглашать, то пошли эмигрантские концерты. А сейчас снова и носители языка стали появляться на них.
А. Г.: Нет ли планов по поводу гастролей за океаном? И в других странах, кроме тех, где вы все уже выступали?
Якимов: Приглашают в Америку. Настойчиво приглашают в Америку. Если бы я был помоложе и в целом другая ситуация была бы – наверное, с удовольствием. А сейчас – сто раз подумаешь. Ну, тут разного плана проблемы. И Лену Фролову приглашали.
18. Какой был принцип отбора материала в альбом «Seconda Parte»? Нет ли планов сделать что-либо аналогичное, какой-нибудь другой сборник?
Якимов: Из ближайшего – сейчас готовится к изданию альбом «азиятский» по поэзии Мандельштама, где мы в некоторых треках подыгрываем друг другу, помогаем, подпеваем. В перспективе очень хотелось бы сделать «Seconda Prima». То есть у нас ведь как концерты строятся… В первой части – сейшн, наша эксклюзивная форма, я её не встречал больше ни у кого (может быть, я просто не знаю, но в мире авторской песни точно ни у кого не встречал). Первое отделение у нас был сейшн, да и второе был бы сейшн, но мы всё-таки понимали, что в концертах нам и людям надо дать вздохнуть, и поэтому во втором отделении делали более или менее выстроенную программу, помогая друг другу уже более активно и более осознанно. А первая часть, сейшн – не издан и хотелось бы очень его издать. Но весь парадокс в том, что надо его выстраивать и хорошо записывать.
19. Когда, в каком именно году ты себя почувствовал профессиональным композитором и музыкантом? После каких конкретных творческих деяний?
Якимов: Это ощущение приходит на концерте или сразу после концерта. На спектакле или сразу после спектакля. До концерта, до спектакля я себя профессионалом не ощущаю и не считаю. И после какого-то продолжительного времени после концерта – то же самое.
20. С кем из музыкантов не «азиятов» ты и твои коллеги чаще всего и охотнее всего сотрудничаете?
Якимов: Это Елена Белкина, очень хорошая флейтистка. Недавно я достаточно близко познакомился с Андреем Суротдиновым, скрипачом из «Аквариума», и вроде бы возникло взаимопонимание. Потом у «АЗиИ» есть ещё контакт с «Невским квартетом» скрипичным, с этими замечательными музыкантами. Потом Эвелина Петрова, безусловно. Со Славой Гайворонским мы как-то принимали участие в одной программе. Я не осмеливаюсь попросить его где-то подыграть, хотя была идея попросить его поиграть в альбоме Саши Деревягина.
21. Нет ли планов или намерений провести сугубо «азиятский» фестиваль?
Якимов: Такие планы и намерения у меня возникли ещё, по-моему, в 1996–1997 годах. Когда ещё «АЗиИ-плюс» не было. Безусловно, есть такие планы, но…
А. Г.: А каким бы ты, как арт-директор «АЗиИ», хотел бы этот фестиваль представить?
Якимов: О! Это фестиваль поэзии, музыки и песни. Поэты – ну, я могу даже рассказать – перед большим концертом читают, кто хочет, свои стихи, музыканты, какие хотят, играют, певцы – поют, а в самих концертах уже принимают участие приглашённые исполнители с большими программами. Артисты, поэты, музыканты высокого класса. Вот такой фестиваль я бы хотел провести.
22. Когда ты стал арт-директором «АЗиИ-плюс»? И что это в данном «азиятическом» раскладе означает?
Якимов: Сначала, когда мы стали выпускать диски, я был куратором проектов. А когда пришла пора прямого выхода на общественность (пресс-конференций и т. п.), то решили, что быть мне арт-директором. Это, по-моему, произошло года два назад.
23. Что мешает Саше Деревягину записывать и выпускать свои сольные альбомы?
Якимов: У Саши очень завышенные требования, может, это и правильно, такой требовательный подход к песне, к её качеству, к исполнению, к звукорежиссуре. И эта завышенная требовательность мешает, с одной стороны, а с другой – исключает возможность появления некачественного релиза. Но вот-вот уже должен появиться его сольник «Трава да камни…» и записан материал ещё для одного диска – по стихам Игоря Салчака.
24. Могут ли в дальнейшем быть выпущены другие книги «АЗиИ»? И если они в работе, то чьи и какие книги? Если это пока не является секретом…
Якимов: Пока секрет.
А. Г.: Но это будет происходить?
Якимов: Это будет происходить.
А. Г.: А ты сам не думал ли про свою собственную книжку?
Якимов (смеётся) : Никогда не думал.
25. Твои планы или, может быть, мечты о будущем «АЗиИ»?
Якимов: О будущем «АЗиИ»? Мечты… (пауза). Самая главная мечта – это своё помещение, которое объединяло бы в себе и офис, и магазин, и самое главное – концертный зальчик. И это самая главная мечта, и самая главная цель, которую я могу себе поставить… меня никак не привлекают крупные продюсерские формы, это тогда в любом случае будет связано с шоу-бизнесом, с деньгами, с человеческими отношениями, в которые придется залезать, что-то терять, с кем-то ссориться. С дипломатией – придётся крутиться. И это волей-неволей произойдёт, и меня это не привлекает никоим образом. Меня привлекает история следующая – чтобы как можно больше, не обязательно, не специально, не физически больше притягивать людей выступающих и слушающих… они есть, они есть, но вот этот зал, который объединял бы и поэтов, и музыкантов, и певцов, – вот это для меня, конечно, мечта.

(продолжение следует)

Николай Якимов