АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Интервью от 08.07.04. Часть вторая.

ТАТЬЯНА АЛЕШИНА: В ТОМ, ЧТО ДЕЛАЮ Я И РЕБЯТА, ЕСТЬ ПОПЫТКА НАЙТИ ГАРМОНИЮ
Интервью от 08.07.2004. Часть вторая.

А.Г.: Тем не менее, я вот уже кому-то из ваших задавал этот вопрос, не помню кому и не помню ответ… Как принимают «АЗиЮ» клубы авторской песни? Как некое отпочкование? За своих считают? Или не совсем?
Алешина: Мне кажется, что не совсем, мне кажется, что не совсем за своих считают. Не знаю…

А.Г.: Но ведь контакты какие-то все-таки есть? Между вами, между «АЗиЕй» и традиционной авторской песней?
Алешина: Да, конечно есть. На самом деле, мне кажется, что… как я говорила, в жизни все переплетается… Ведь это явление, которое называют авторской песней, оно ведь тоже движется и развивается, оно ведь тоже не стоит на месте. Я думаю, что в конце концов, может быть, какой-то новый жанр формируется.

А.Г.: Ну, это, естественно, сразу не может произойти, это может растянуться на годы.
Алешина: Да.

А.Г.: С тех пор, как появилась «АЗиЯ-плюс» стали выходить альбомы, стали в большем количестве проводиться концерты, как, по-твоему, восприятие деятельности «АЗиИ-плюс» улучшилось? И будет ли расширяться круг тех, кому интересна «АЗиЯ-плюс»?
Алешина: Будет он расширяться или нет – я не знаю, я надеюсь, что будет. Если раньше, десять лет назад, когда мы объединились, даже уже одиннадцать… у меня не было вообще никакой уверенности, что эти песни кому-нибудь, кроме меня, нужны, но оказалось, что еще трем человекам. Возможно, мы поэтому и объединились. Что наши песни нужны нам, и мы не должны друг другу объяснять, почему мы их написали. Нам это было понятно, мы хотели их слушать. Есть люди, которым это интересно, но это была такая закрытая система. Сейчас я смотрю, что есть возможность на более открытое существование. Возможно, на самом деле есть намного больше людей, которым интересно будет это слушать, возможно. Потому что мне кажется, что все-таки недооценивают у нас людей те, кто занимается средствами массовой информации, которые в шоу-бизнесе, они недооценивают людей, они недооценивают их уровень интеллекта. В провинциях, там столько людей, которым не хватает, чтобы с ними поговорили нормальным человеческим языком, и серьезно. Их – много. Другое дело, что они могут сначала не удивиться, не воспринять, например, если они никогда не слышали такого способа общения.
Мне кажется, ничего особенного в нашем способе общения нет, просто, наверное, в нем нет развлекательности.

А.Г.: Могла бы ты назвать примеры из музыки других музыкальных жанров, которые тебе представляются интересными?
Алешина: Тут я, наверное, немножко отстала от жизни, надо больше следить за музыкой. Я не являюсь страстным поклонником джаза, но я его люблю и с удовольствием его слушаю. Когда мне необходим свежий воздух. Когда я устану от театральных условностей, от классических академизмов и так далее, я слушаю джаз, потому что он самый свободный, он самый энергично… я не знаю, он – живой.

А.Г.: Что именно из джазовой музыки тебе более всего интересно?
Алешина: Скорее всего, это все-таки рояль, потому что я очень люблю джазовые гармонии на рояле. Что-то блюзово-джазовое. В принципе, все, что более мягкое… не знаю как назвать… А иногда – и диксилендовые вещи.

А.Г.: В общем, ты предпочитаешь джазовый мейнстрим.
Алешина: Может быть, может быть. Я вот недавно купила МП-тришку «джазовый авангард», чтобы чуть-чуть продвинуться… мне сложно, на самом деле, сложно со всеми английскими фамилиями, я французские лучше запоминаю, но на этом альбоме я заинтересовалась, в конце концов, этим… который SUN RА взял псевдоним. Но этот не тот джаз, который я буду слушать для своего удовольствия, это я скорее для интеллектуального развития слушала. Мне нравится Махалия Джексон, Нина Симоне, низкие женские голоса в джазе люблю. Мягкие. Не люблю высокие и кричащие. А в классической музыке.. в общем, в консерватории мы слушали много музыки и я обратила внимание на Мессиана, он меня потряс, я слышала один раз его симфонию и двадцать лет не могла ее нигде найти. И тут я недавно, дней десять назад, ее нашла, купила, просто интересно было.. она меня раньше так потрясла, что мне казалось, что Мессиану подражаю. Теперь послушала – и так веселилась! То есть, мне эта музыка снова понравилась, здорово, но уже немножко смешно. А Мессиан там использовал электронный инструмент, для того времени это было новшество, это электронный инструмент типа терменвокса, и интересно, и немножко смешно, когда с симфоническим оркестром солирует этот электронный инструмент. Он глиссандировать начинет как пожарная машина. Но все равно здорово. (после паузы) Шостаковича люблю очень.

А.Г.: Каковы твои ощущения от тенденций развития современной музыкальной культуры? И даже не только музыкальной? На данном этапе?
Алешина: Мне кажется, что настоящие художники… люди, у которых есть потребность заниматься творчеством, несмотря ни на что, они всегда были и всегда будут. Им каждый раз тяжело по-своему. Раньше им было тяжело из-за цензуры, сейчас им тяжело, потому что деньги надо зарабатывать, и они тоже в стол пишут, потому что никто это нигде не исполнит… Никуда не делись творческие люди, другое дело, если они раньше себя ломали и начинали гимны партии, например, писать, то сейчас они себя ломают и музыку для сериалов пишут. А кто-то как и тогда сидел тихо, и писал «Мастера и Маргариту», так и сейчас что-то пишет. Надеюсь, что так. А… забыла сказать про музыку… Нет ничего лучше Баха. Я просто тоже купила пластиночку, где есть ария Петра из «Страстей по Матфею», я эту арию одно время слушала каждый день целый месяц подряд. Больше ничего не могла слушать. Ничего лучше нет, красивее и духовнее. Там такая полифония! Такая музыка… я ничего делать не могла, Бах все написал. Так что и джаз, и Шостакович, и Бах – везде есть шедевры.

А.Г.: Довольно часто бывают на совместных выступлениях «АЗиИ» так называемые сейшены. Как ты к ним сама относишься и в какой степени ты в них принимаешь участие?
Алешина: К сейшену отношусь положительно. Иногда – настороженно. То есть, они бывают хорошие, бывают тяжелые. Когда между нами достаточно гармоничные взаимоотношения, то может быть очень удачный сейшен. А может и не пойти. Вообще-то, я сейшенов немного опасаюсь, мне трудно выходить на сцену, если у меня нет программы, если я не знаю последовательности номеров, если я не повторяла, если мне вдруг придется петь песню, которую я не пела два года, и не помню ни слов, ни аккордов. Поэтому в сейшене есть особое волнение и напряжение. Но зато есть моменты очень живые и искренние, спонтанные.

А.Г.: В последнее время все чаще и чаще звучат разговоры о том, что
было бы, если бы у ²АзиИ-плюс⌡был свой клуб. По-твоему этот
клуб мог бы удачно функционировать? Что бы там могло происходить?
Алешина: Конечно, было бы ну просто гениально, если бы это был свой клуб. В плане помещения и всего остального, своя площадка. То есть, это была бы тогда хоть какая-то лаборатория, возможность эксперимента, и в том числе и в общении с людьми. Вот я как человек более академичный, привыкла к форме концерта. А ведь клубная история – она совершенно другая, это вообще другой способ существования, это общение. У меня такого особо большого опыта нет, а он может быть полезен.

А.Г.: То есть, это могло бы что-то дать тебе для твоей собственной творческой деятельности?
Алешина: Я думаю, что да. Всегда интересно что-то новое, новые люди и вообще новые ситуации, которые натолкнут на какие-то мысли и действия. Ведь скучно идти все время одним и тем же, уже пройденным путем.

А.Г.: Где в Питере тебе наиболее приятно и удобно выступать?
Алешина: Мы выступали в зале возле Финляндского вокзала, в Театре Эстрады выступали когда-то, сейчас немножко нарушились с ним контакты, потом музей «Фонтанный дом», ахматовский, театральный музей, и сейчас Интерьерный театр. Еще был клуб «Синтез». Где наиболее удобно? Я даже не знаю… В Театре Эстрады, кстати, было хорошо выступать, для больших концертов он такой приятный. В музее Ахматовой очень хорошая публика, там хорошая и душевная атмосфера, но он не очень приспособлен. А Театральном музее – там все замечательно, но есть какие-то свои минусы – что-то по аппаратуре, что-то по свету…

А.Г.: В Театральном музее там, на мой взгляд, слишком уж камерная атмосфера.
Алешина: Ну да. Она такая очень эстетская. Интерьерный театр сейчас появился. Замечательная площадка. Они и театральная, но в тоже время там и свобода присутствует, но и там не все далеко можно сделать, хотя мы ее еще не освоили. Вот если была своя площадка!

А.Г.: Будем надеяться на то, что рано или поздно это произойдет, и своя площадка появится. Хотя лучше раньше, чем позже. И также будем надеяться на то, что твои пластинки, еще неизданные, по возможности поскорее появятся. Это наверняка станет для тебя стимулом для создания дальнейших альбомов.
Алешина: Это точно. Потому что пока что-то не сделано, новое тормозится и буксует, надо от старого избавляться, а новое фиксировать и выпускать.

Беседу провел Анатолий Гуницкий.

Татьяна Алёшина