АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

«Я ЭТОТ КОМПЛЕКС УЖЕ ПОБЕДИЛ». Интервью Георгия Левина с Николаем Якимовым.

«Я ЭТОТ КОМПЛЕКС УЖЕ ПОБЕДИЛ»
Интервью Георгия Левина с Николаем Якимовым.

Левин: Я не так давно говорил с Сашей Деревягиным на следующую тему: почему все же доминируют в «азиятском» кругу песни, написанные не на свои тексты. Саша вот сказал, что у него собственных стихов-то и нет. В данном случае я переадресую вопрос непосредственно тебе – почему вот все-таки происходит такой перекос? Или даже не перекос… я ничего не имею против тех песен, что звучат, наоборот, мне многие из них очень нравятся, но мне кажется, что когда автор поет песни на собственные стихи, это делает его творчество более цельным.
Якимов: Ну, я согласен с этим, – что более цельным.

Левин: И даже уникальным, отчасти. Если это, конечно, получается.
Якимов: Ну да. Согласен, – если это получается. Я думаю, что если говорить обо мне, я за других не буду говорить, хотя у Саши стихов хватает, он прибедняется…

Левин: А, так даже!
Якимов: И он мог бы вполне их исполнять. А у меня… я бы назвал это комплексом, скорее всего. Если честно.

Левин: Комплексом поэтическим?..
Якимов: Стихи, стихи… как мне кажется, это – я бы сказал – более ответственное занятие. Чем музыка. Если брать расклад песенный. То есть, все-таки, текст не то, чтобы превалирует над музыкой, но он дает толчок. Может быть одно слово, два слова, но толчок, безусловно, происходит от текста. И если даже встречаются «рыбы» в творчестве моем, когда, наоборот, текст на музыку подбирается, это очень, очень редко и об этом даже можно и не говорить, этого даже можно и не заметить.

Левин: Но просто ведь есть предшественники «азиятские», я имею в виду предшественников по линии авторской песни – Высоцкий, Галич, Окуджава, и это список можно увеличить, сам знаешь…
Якимов: Но, во-первых, они сами себя предшественниками нашими не называли…

Левин: Естественно. Но тут все же есть аналогии…
Якимов: Предшественники – в бережном отношении к слову. В этом случае.

Левин: Но и в жанровом отношении они – предшественники.
Якимов: В мелодическом – я не знаю, в мелодическом нет, наверное. Я бы все-таки определил – если делить предшественников по каким-то статьям, да? – то они предшественники в очень трепетном, тщательном, бережном отношении к слову. И в соотношении, гармонии с…

Левин: С этим я согласен. Но даже ведь на сайте проекта «АЗиЯ-плюс», на первой странице, написано, что не на пустом месте все возникло и вот там ведь все эти имена перечисляются...
Якимов: Я буду петь на свои стихи, буду, потому что есть благоприятные отзывы людей, которые не совсем от меня далеки, но в тоже время, например, я вот давал их одному поэту, посылал как-то Анатолию Гуницкому стихи – он же не в восторге от них, а вот мои песни на стихи Бродского кажутся ему более совершенными, чем песни на собственные стихи.

Левин: Но Гуницкий-то стихи читал только…
Якимов: Да.

Левин: И не слышал музыки.
Якимов: Согласен.

Левин: И, в общем-то, он особенного негатива вроде бы не высказывал. Просто поскольку это были стихи все-таки без музыки, то есть, песни только частично были представлены, а целиком он их не слышал, и поэтому был несколько расплывчат в оценках.
Якимов: Согласен, согласен. Но вот Антон Яржомбек, которого я очень чту как поэта, он сказал после выхода книжки «Ступень к радости», в которой стихи были напечатаны мои, и к чему я отнесся изначально так, как к игре… А он говорит: «Я думал, ты – композитор, а ты еще и поэт, оказывается». Это конечно, приятно, приятный отзыв… не то, чтобы приятный, а ценный и утверждающий тебя в своей значимости какой-то. Да, и 2-го февраля, например, на концерте в Интерьерном театре, я буду песни на свои стихи.

Левин: (довольно, но и неопределенно) М-м-м.
Якимов: Но ты правильно сказал вначале, что уникальность и…

Левин: Уникальность, цельность…
Якимов: Да, цельность, безусловно. Здесь ты уже совсем ничем не прикрываешься, ты целен и уникален (довольно улыбается). Но я могу подытожить. Я, например, редко пою на свои стихи – это, безусловно, комплекс человека, который пользуется чужими стихами хорошими, но я этот комплекс победил уже и понимаю, что это совсем другое.

Левин: Ты вот говорил – когда я говорил про цельность – что ты согласен, что это стреляет сильнее. Хотя…
Якимов: Хотя существует мнение, например, но оно такое, как бы бездоказательное, что поэт – это необязательно тот, кто пишет стихи, но и тот, кто правильно их преподносит. Но ведь чтеца нельзя назвать поэтом? А почему-то певца можно в этом случае. То есть, здесь я не согласен. Здесь надо уточнять.

Левин: Ну, в общем нет пределов совершенству и надо брать новые рубежи.
Якимов: Да. Да.

Левин: О кей.
Якимов: О кей.
(легкий взаимный смех)


08.01.2005
СПб, Пушкинская, 10 (Студия группы «Аквариум»)

Николай Якимов