АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Вероника Лосская "Елена Фролова и Марина Цветаева". Париж, 2005 г.

Вероника ЛОССКАЯ

ЕЛЕНА ФРОЛОВА И МАРИНА ЦВЕТАЕВА


Звучат гитарные аккорды, нащупывается некий ритм, потом этот ритм ломается и чуть позже нам слышится ещё совершенно другой мотив. Мы слышим звуки контрастных регистров, они куда-то торопятся, нами овладевает их яркая чувственность и первое впечатление от них – оцепенение : каким образом человеческий голос достигает таких далей ? И вдруг нас пронизывает глубина человеческой страсти, мы пытаемся осознать : « Что она говорит ? Что она поёт ? » И постепенно начинаешь понимать, что за этими звуками, низкими, высокими, за этими ритмами, неторопливыми или поспешными, даже почти задыхающимися, звучат слова на иностранном языке. Ибо произошло великое слияние : голоса из наших дней, воссозданного техникой и голоса далёкой поэтессы написавшей эти строки.

Голос принадлежит Елене Фроловой, молодой русской певице, путешествующей по российской глубинке, чтобы напитаться в деревне народными звуками, порой старинными и горячо оберегаемыми как дары природы, порой – совсем недавними, навеянными непреходящими чувствами. Её аранжировки всегда удивляют своей оригинальностью : очень широкая тесситура, ритмовые чудачества, богатство подтекстов и ощущение абсолютной новизны в интонациях. Елена Фролова уже выпустила несколько альбомов и черпает вдохновение из литературы и народного творчества. Очевидно, что она обладает настоящим поэтическим чутьём. Это редкое качество, она выбрала трудный жанр. Неизбежно сталкиваются два полемизирующих лагеря. Одни говорят : « Зачем перекладывать на музыку стихи, они уже музыкальны, прекрасны и совершенны ? Достаточно их просто прочитать вслух, даже и в пол-голоса, обязательно почувствуешь истинную поэзию, т.к. речь идёт о великом поэте ! » А другие думают : « О, всё равно в песне слова не главное, важны мелодия и качество голоса. Взволновать можно и напевая ля-ля-ля, поэзия здесь просто не нужна ». Эти рассуждения рассыпаются когда приходит настоящее чудо, а здесь именно такой случай. Здесь действительно происходит новое знакомство со стихами, ведь Елена Фролова поёт волшебные слова.

Автор этих слов – Марина Цветаева, которую Иосиф Бродский (Нобелевская премия по литературе за 1987 г.) назвал «самым оригинальным и самым великим поэтом ХХ-го века». Во Франции она известна благодаря своим стихам и многочисленным рассказам в прозе. Вы найдёте здесь переводы девятнадцати её стихотворений, которые Елена Фролова выбрала для исполнения. Это результат очарованности и судьбы : певица зачарована поэтессой и взволнована её судьбой.

Марина Цветаева родилась в Москве в 1892 году и принадлежала к дореволюционной русской интеллигенции, но сформировалась самостоятельно и проложила свой путь поэта в стороне от всех литературных течений. После нескольких лет разрухи и гражданской войны вызванных революцией 1917 года она покидает Россию. Первая песня отражает динамизм и неукротимый жизненный порыв, который ей помог выжить. Огонь поэзии сжимает горло, потом отпускает эту женщину. А на рассвете она выкрикивает свои стихи через кремлёвскую стену. Она сперва воспевает свет Луны, потом - пламя Авроры [15], она чествует другую поэтессу – Анну Ахматову [11]. Покидая страну захваченную большевиками, Марина воссоединяется в изгнании со своим мужем, уцелевшим офицером белой армии. Она оставляет в России уже знаменитого поэта и женщину перед которой многие заискивали. Но можем ли мы знать, не переросло бы это восхищение в иных обстоятельствах в соперничество ? История развела в разные стороны два великих голоса русской поэзии, превращая жизнь каждой из двух поэтесс в трагическую судьбу.

Для Цветаевой Франция – это Жанна, а Жанна – это костёр [5], огонь для поэтессы – родная стихия. В своём дневнике Марина как-то написала, что огонь, от которого погибла Жанна д’Арк есть самый сладостный удел поэта. И звуки вырываются из горла Елены как слова вырывались на бумагу из-под пера Марины. Если речь заходит о грешнице Магдалине [1], это чтобы воспеть любовь Христа. Высокие ноты исполнены такой мягкости, что им удаётся органично выразить сверхчеловеческую любовь. Контрасты между высокими и низкими регистрами дают ощущение чего-то сверхестественного, но увязанного скорее с человеческой, чем с божественной ипостасью Христа. Крик в конце каждой фразы всегда неожиданен. В нём сублимация переплетается с любовной негой. Чтобы процитировать один из такоих моментов , наиболее удавшихся и чарующих : трава из 4-го стиха развевается под лёгким бризом как голос певицы в этих словах : « мяг – ко...» Цветаева посвящает своё стихотворение Богу [4] и Фролова следует за ней со всей глубиной и величием низких и неторопливых нот. Общий ритм задан мягким речитативом, спокойным и гармоничным. Любовь находит себе выражение в новых акцентах Цветаевой. Она говорит о своём седеющем любимом человеке [8], своём спутнике исполненном мудрости. Проникновенность некоторых модуляций придают словам неожиданные смыслы.

Цветаевой пришлось пережить эти трудные годы во Франции, стране любимой и почитаемой многими русскими и ставшей укрытием в их изгнании. Тесные каморки в необустроенных тогда пригородах, нищенские доходы. « Я ничего не умею делать кроме как писать стихи » сказала Цветаева к концу своей жизни. Но кто же в те годы и на чужой земле мог бы прожить зарабатывая своей поэзией ? Цветаева с трудом организовывала публичные чтения, которые давали возможность оплатить жильё или уехать на природу в деревню, в лес, в горы или на море. Там она снимала какую-нибудь лачугу попроще и уединялась там на долгие месяцы со своими детьми, чтобы писать, дышать, принимала друзей, беседовала с ними во время пешеходных прогулок, очень любила ходить пешком. У её мужа не было постоянной работы и, «занимаясь её делами» он приезжал провести с ней часть лета. Сам женский образ встающий за этими песнями – радостный, мечтательный, влюблённый. Повседневная рутина порой может раздавить женщину, тогда она забывает эти мотивы, их вытесняет горечь. Стихотворение о «скудном труженичестве дней» [6] написано в медленном монотонном ритме. Навязчивый темп песни прекрасно соответствует теме. Шёпот нарастает, разрастается и плач превращается в крик гнева или боли ; затем жалоба слабеет : « Как мне хочется / потихонечку умереть...». В этой песне, как и в остальных, в которых утверждается простота бытия, ритм упрощён до двух тактов. Но вдруг в конце фразы происходит резкий подъём к рифме или к полустишию на каком-то важном слове. Этот виртуозный подъём звучит как крик боли, безупречно точный и музыкальный, даже в диссонансе.

Диапазон тем Цветаевой настолько же богат как диапазон музыкальных красок у Фроловой : она погружается в глубину средневековой русской истории, касается доисторической цивилизации скифов, татаро-монгольского нашествия [7-13-14]. Надо напомнить, что в начале своей государственности Россия представляла из себя множество княжеств объединённых вокруг жадных до власти князей. Одним из главных центров на торговом пути между Византией и Скандинавией был Киев. Но кочевные племена, пришедшие с Востока – татары – захватили весь тот регион. Их иго на всей территории России продлилось более двух веков. Киев утратил тогда своё культурное и политическое влияние. В более давние времена в славянских раздольях жили скифы. Цветаева любит воспевать это прошлое. Оно одаривает её мудростью старины, расцвеченными просторами и дикостью нравов, которую она воспроизводит словами тяжёлыми, сырыми, архаичными, иногда выдуманными, чарующими своей мистической глубиной. Там где мысль, нередко колдовская, прослеживается с трудом, ритмы увлекают слушателя за собой. Сбои в ритмах песни это сбои в ритмах жизни.

В 1937 году в Париже разразилось скандальное дело о шпионаже, к которому оказался причастен муж Цветаевой. Новая Россия притягивала его своими политической новизной и могуществом. Он был завербован советскими спец.службами в середине 30-х годов. В сложившейся ситуации он вынужден был уехать и, два года спустя, Цветаева возвращается к нему в СССР. Родная страна приняла её чудовищным образом : практически вся её семья была сослана в лагеря или расстреляна. Оставшись в Москве одна с сыном-подростком, Цветаева опять бежит, на этот раз от войны в далёкий город в Татарии, где и решается уйти из жизни в августе 1941 г. Покидая Гавр, Цветаева писала в своих стихах, что щедрая Франция вложила в её глаза две жемчужины, чтобы оплакивать свой отъезд, напоминающий бегство Марии Стюарт.

Елена Фролова заканчивает своё чествование поэтессы песнями лёгкими и жизнеутверждающими : о разбитом зеркале [12], осколки которого рассыпаются серебрянными монетами, о Благовещеньи [18]. Цветаева очень любила этот весенний праздник и посвятила ему несколько стихотворений. Она любила чудо Богородицы, счастливый дар женственности и материнства в нём и называла его своим праздником. Гитарный аккомпанемент этой песни необыкновенно мелодичен, голос летит ввысь, ввысь, ввысь к припеву на единственной гласной, чтобы лучше выразить порыв любящего сердца. Цветаева поёт о цветах, о птицах, о весенней свежести ; этот солнечный день стал для неё неразрывно связан с радостью Благой Вести.

Благодаря богатому, «светящемуся» голосу Елены Фроловой, Марина Цветаева с триумфом возвращается во Францию, культуру и красоту которой она любила всегда.

Париж, февраль 2005 г.

Елена Фролова