АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

Стихи

***

Каждую ночь Орион
снова встает над Землей,
звездным холодным огнем
жизнь подвергает сомненью...

Лучше, подобно древним,
верить мне в то, что звезды -
лишь золотые гвозди,
вбитые в купол неба.
Сердце не рвать на части,
глядя на их мерцанье,
взор свой не устремляя
в вечную черную бездну.

Лучше мне слепо верить
в рай и страданья ада.
Только б не знать, что...
Только б не думать,
только б не помнить,
что нет тебя...
Чтоб не кричать Вселенной:
«Это несправедливо,
что пред тобой ничтожны мы
и бессильны, как дети!»
Каждую ночь Орион
снова встает над Землей,
снова встает над Землей,
где нет тебя...

1979

***

Человек - мое имя... Что же скрыто за ним?
КТО такой я, и ЧТО я такое?
Иль ошибка природы, иль ее господин,
раб Земли или правлю Землею?

Я прошел сквозь столетья, ничего не щадя.
Мир из детского возраста вышел.
Я веками упорно убивал сам себя
И мне трудно понять - как я выжил?

Безграничность Вселенной, я ль песчинка твоя?
Так ли мал я в сравненье с тобою?
Что поистине ценно, и в чем смысл бытия?
КТО такой я, и ЧТО я такое?

1980


***

В.Н.К.

Пришлось согласиться
и с тем, что солнце -
не Бог и не огненная колесница...

Пришлось согласиться
и с тем, что голубь -
не символ мира, а просто птица...

Пришлось убедиться
и в том, что маски
с успехом собой подменяют лица...

За то, что осталось
чему удивиться,
спасибо Вам...

1983

***

ПРОПИСНЫЕ ИСТИНЫ О ВРЕМЕНИ


Время стирает ощущение времени,
но не снимает того ощущения,
Что образно мы называем мгновением.
И обостряет в нашем сознании,
(жадно хватающем эти мгновения)
Только такое его понимание,
что образно мы называем движением
необратимым,
неумолимым,
мертвенно ровным,
все разрЕшающим,
все раз рУшающим,
всех утешающим,
Всех ужасающим,
ЖИЗНИ и СМЕРТИ в себе заключающим.

ВРЕМЯ - строитель и гробовщик,
ВРЕМЯ - мечтатель и часовщик.
ВРЕМЯ - понятие, -
нами придумано,
нами осознано,
нами исполнено,
нами заполнено.

1987г.


***

О светлый дождь,
омывающий землю
ночами осенними!

Что мои слезы
в сравненье с твоим
безутешным рыданьем?

Что моя грусть
в сравненье с твоей
великой скорбью?

Что моя жалость
в сравненье с твоей
безмерной любовью?

Могу ли сравнить
прозрачность стекла
с чистотой кристалла?

Могу ли измерить
земными шагами
небес просторы?

Могу ли отдать
хоть каплю себя,
не ища награды?

1989


***

Когда говорю себе -
«Я - Властелин Одиночества», –
плечи мои расправляются...
Я ростом становлюсь как будто выше,
и боли не чувствую, встречая без страха
пустоту под ногами.
Не ты, а я – твой властелин,
мне не пристало тебя бояться.

Когда говорю себе –
«Я – всего лишь кривое зеркало,
мир отражающее с характерным для меня изъяном», –
тогда могу понять непонятное,
соединить несоединимое,
простить непростительное,
и при этом не сойти с ума.
Ибо не мир, а я – кривое зеркало,
и не пристало свою вину
перекладывать на плечи другого.

Когда говорю себе –
«Меня, в сущности, могло и не быть», –
смех щекочет мне легкие,
рвется наружу и разлетается
разноцветными мыльными пузырями,
которые лопаются, превращаясь в ничто.

Господи, отчего же я не имею права
ни прожить, ни исчезнуть
с такой восхитительной легкостью?!

1994

***

Твоя нелюбовь – несчастье мое...
Подстреленной птицей сердце трепещет,
и ветер до слез по лицу меня хлещет,
сбивая с пути, заметая жилье.

Твоя нелюбовь – несчастье мое...
Она воздвигает дворцы ледяные,
в которых застыли оркестры немые
озябшей души, и терзает ее.

Твоя нелюбовь – несчастье мое…
О, если б найти потайную дорогу
для детской улыбки, ведущей к порогу
твоей доброты, и увидеть ее.

Твоя нелюбовь – несчастье мое...
Я бьюсь о нее уже целую вечность
и горе свое превращаю в беспечность
взаимных любовей, как будто бы... Но

над жизнью моей, над моею судьбою
все так же сияет печальной звездою
твоя нелюбовь – несчастье мое.
О, что тебе стоит разрушить ее!

9.10.1994


КОЛЫБЕЛЬНАЯ-БЛЮЗ

Давай с тобою встретимся... Во сне.
Ты будешь сниться мне, а я тебе.
Возьмутся за руки два наших сновиденья
и побредут по призрачной стране.

Там, во сне, я стану мудрее.
там, во сне, ты станешь добрее.
Мы будем друг друга щадить и прощать
и защищать, защищать, защищать.
Там, во сне...

И ты увидишь чайку на волне,
А я замечу белку на сосне
и зайца на дороге. Без страха и тревоги
они к нам приближаются во сне.

Там, во сне, беспечней мы станем.
Там, во сне, грустить перестанем.
Мы будем друг друга без слов понимать
и обнимать, обнимать, обнимать.
Там, во сне...

Давай с тобою встретимся - во сне.
Ты будешь сниться мне, а я тебе.
И мы откроем (с закрытыми глазами)
все лучшее, все доброе в себе.

Там, во сне...
Там, во сне...
Мы будем друг друга любить, защищать
И понимать, и щадить, и прощать…
Там, во сне...

1994

***

На белом листе одиночества
память моя дни и ночи
рисует тебя.
Души твоей хрупкую линию
нежно обводит и гладит
прозрачною кистью дождя.
И россыпью звездной,
едва прикасаясь к губам и ресницам,
целуя их, тает.
И ветром плененным,
запутавшись в прядях волос твоих,
словно дитя засыпает.
И там, у черты горизонта,
заоблачный танец тебе воздвигает
воздушные замки.
И небо качает тебя в колыбели
и тихо вздыхает, боясь потревожить,
и вторит мелодии сердца.
Ах, среди моих созвездий и фантазий
ты узнаешь ли себя
в моем рисунке?
О, прости руке дрожащей
за неровный контур счастья твоего,
за робкость линии любви моей.
В рисунке моем тебя превращу
в изумрудное море.
В рисунке моем себя превращу
в затонувший корабль,
Притихший на дне
в твоей глубине.

1995-1996


***

Голова ты моя удалая,
долго ль буду тебя я носить
и у двери заветного рая
у Отца подаянья просить?

Ты подай мне не меда, не хлеба,
не вина, не студеной воды,
а глоточек лазурного неба
и сиянье высокой звезды.

Не монетки подай, а улыбки
дорогих и любимых людей
и исполни мне соло на скрипке,
и надеждою сердце согрей.

Дай мне в правую руку свободу,
дай мне в левую руку запрет -
их живую и мертвую воду
дай изведать на вкус и на цвет.

Голова ты моя удалая,
долго ль буду тебя я носить
и у двери заветного рая
у Отца подаянья просить...

28.10.1997


***

ВЕТЕР С СЕВЕРА

Как подует ветер с севера –
отвяжу челнок от дерева,
оттолкнусь ногой от берега.
поплыву долой с материка,
лежа на спине,
глядя в облака.
слыша в полусне,
как поет река:
«Я несу
в океан
рыбака…»
Так прощай, земля бесплодная, –
мне милей пучина водная,
мне родней пространство звёздное.
Расстаюсь с тобой бесслёзно я,
чтоб меня несла
колыбель моя –
лодка без весла,
лунная ладья, –
в недоступные
смертным
края:
между скалами и льдинами,
над коварными глубинами,
вслед за мудрыми дельфинами,
укрываясь за их спинами.
между древними селеньями,
между звездными скопленьями,
вслед за дикими оленями,
за летящими мгновеньями,

чтобы проскочить
между звеньями.
сердце приучить
к ускореньям и
захватить
Сотворения
Миг.
Чтобы разгадать
замысел Творца,
чтобы дочитать
Книгу до конца
и от Солнца
не прятать
лица.

1998

***

ЗВЁЗДНАЯ РЕКА

Я не знаю, кто Землей вертит,
Мое дело — сочинять сказки,
Разноцветные искать краски.
Если можете, вы им верьте,

Потому что этот мир — зыбкий,
Потому что наша жизнь — море,
Что возникла из глубин горя
По веленью золотой рыбки.

Потому что все мы лишь дети,
Не по росту нам судьба взрослых,
Что досталась от времен прошлых
И поймала нас в свои сети.

Мы бы вырваться из них рады,
Чтоб вернуться к своему детству,
Но, лишенные пути к бегству,
Устремляем к небесам взгляды.

О,
Звёздная река,
Кто
по тебе плывет?
Кто
смотрит сквозь века
Вглубь
серебристых вод?
О,
Звёздная река…

Мое дело — сочинять сказки
О загадочной ночной птице,
Что меняла каждый миг лица
И не знала от людей ласки,

И летала от земли к небу,
Между солнцем и луной билась.
И кому-то по ночам снилась
Одинокая ее небыль.

Но однажды при лучах света
За распахнутою сном дверью
Обнаружились ее перья
Небывалого для птиц цвета.

Говорят, что если взять в руки
Эти перья и взмахнуть дважды,
То услышит наяву каждый
Нисходящие с небес звуки…

О,
Звёздная река,
Кто
по тебе плывет?
Кто
смотрит сквозь века
Вглубь
серебристых вод?
О,
Звёздная река…


2000


***

РОМАНС О ДОГОРАЮЩЕЙ СВЕЧЕ

Ты даришь мне последнее сиянье,
Когда вся жизнь твоя на волоске,
На фитильке... И пламени дрожанье
Не успокаивается в моей руке,

А разгорается все жарче и щедрее.
Как будто ты боишься не успеть
И оттого торопишься скорее
Мне недоверчивое сердце отогреть.

Ты озаряешь сумрачные стены,
Чтоб научить бесстрашию огня —
С порывом ветра вырваться из плена
И разлететься, искрами звеня.

Но тает воск, и жить тебе осталось
Совсем немного — несколько минут.
Дописан стих — о том, какая малость
Нужна для счастья: пламя, смелость, труд.

2001

***

Как летели мы да на шарике,
Ой, на маленьком на кораблике
Сквозь Вселенную, сквозь Галактики…
Шарик вертится, звезды светятся…

Шарик вертится, звезды светятся…
Я гляжу на них, удивляюся:
«Как же это все получается,
И кто сказочку эту выдумал?»

Ой, кто сказочку эту выдумал?
И какой же в ней для людей намек?
Нет в ней двух страниц: одна первая —
Чтоб не помнили, как родилися.

Чтоб не помнили, как родилися…
А последней — нет, не написана.
Чтоб не знали мы, не пугалися —
чем же сказочка эта кончится.

Чем же сказочка эта кончится?
Как летели мы сквозь Вселенную,
Сквозь Галактики да на шарике,
Ой, на маленьком на кораблике.

2001

***

АКТРИСА

Одна актриса, с талантом «от Бога»,
с которой мы вместе по свету скитались,
пока были силы, — а сил было много,
и странности жизни нам чудом казались…

Одна актриса меня научила
особым приемом с бедою справляться —
петь звонкие песни и, что б ни случилось,
не хныкать, не плакать, а только смеяться.

Она была героиней трагедий.
И с каждой новой исполненной ролью
ее Маргарита, Медея, Миледи
вторгались в реальность с их страстью и болью.

Врывались, кружились, сметали понятья
о счастье и горе, о чести и роке.
Она примеряла их судьбы, как платья,
она принимала их веру, их сроки.

На сцене — на ринге, — как в битве кулачной,
она отражала удар за ударом
и, вдруг становясь бестелесной, прозрачной,
всю боль сквозь себя пропускала. Но даром,

увы, не проходят подобные игры
с судьбою, и раны успех не залечит.
И вот на душе уж не кошки, а тигры
скребутся и бедное сердце калечат.

Но творческий дух ее, вечный проказник,
опять исхитрялся на новые шутки
и каждое утро придумывал праздник —
то светлый и детский, то мрачный и жуткий.

Был праздник свободы и праздник страданья,
и праздник победы над собственным страхом,
доверия праздник и праздник прощанья
с отжившими чувствами, ставшими прахом.

Одна актриса, с талантом «от Бога»,
с которой мы вместе по свету скитались,
пока были силы, — а сил было много,
и странности жизни нам чудом казались…

Одна актриса меня научила
особым приемом с бедою справляться —
петь звонкие песни и, что б ни случилось,
не хныкать, не плакать, а только смеяться.

2002


***

Зеркало

Мое воображение –
всего лишь отражение.
Оно – кривое зеркало,
реальность исковеркало,

нарушило гармонию,
оставив лишь иронию.
И в этом наваждении
виновен угол зрения.

Но, может, мало жесткости
в моей зеркальной плоскости,
и света преломление
меняет мир в мгновение.

А, может быть, сомнение,
а может быть, незнание
виновны в искажении
картины мироздания…

В ней всё нелепым кажется,
одно с другим не сходится
не клеится, не вяжется,
и смысла не находится…

Но в поисках прекрасного,
надежного и нежного,
спасаюсь от напрасного
удара неизбежного.

(08.04.05 – август 2005)






Татьяна Алёшина