АЗиЯ-плюс

Персоналии

|| Главная | Персоналии >

"АЗиЯ" Творческий союз

Александр Деревягин

Алексей Захаренков

Андрей Анпилов

Вера Евушкина

Виктор Луферов

Виктор Соснора

Владимир Бережков

Евгения Логвинова

Елена Казанцева

Елена Фролова

Манана Менабде

Маруся Митяева

Николай Якимов

Ольга Седакова

Татьяна Алёшина

Юрий Цендровский

ВИКТОР ЛУФЕРОВ: У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛА ПОЛНАЯ УВЕРЕННОСТЬ В ТОМ, ЧТО Я ЧЕСТНО ВСЕ ДЕЛАЮ. Интервью 10 июня 2004 г. Часть пятая.

ВИКТОР ЛУФЕРОВ
У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛА ПОЛНАЯ УВЕРЕННОСТЬ В ТОМ, ЧТО Я ЧЕСТНО ВСЕ ДЕЛАЮ
10 июня 2004
(часть пятая)

Если я не ошибаюсь, у вас был не только театр «Перекресток», еще и театральная студия.

Луферов: Да, верно. У меня была молодежная театральная студия с 1985 года по 1992-й, мы выступали на целом ряде международных фестивалей уличных театров, мы выступали на полунинском «Караване Мира» – это было в 1989 году, и это был фантастический праздник в Москве. И вот тогда я впервые ощутил, что железного занавеса нет. Тогда приехали испанские артисты, голландцы, поляки, японский авангардный балет «Шусаку» – вот, все это та информация, которой я всегда интересовался и как бы так или иначе, но понемногу в курсе об этом был. Вот поле моих интересов.

Ну а если немножко заглянуть вперед? Вот сейчас вы намерены заниматься подготовкой аудио собрания собственных сочинений?

Луферов: Да, конечно. У меня нет уже времени ждать. Выпустить один диск, потом промоушн… Я сейчас шарахну, в этом году, все семь дисков сразу. Мне помог человек из Самары, который два года назад подошел на Грушинском фестивале и спросил, почему я больше не выпускаю дисков, один авторский выпустил – и пока все… И он дал мне деньги на запись, вполне достаточные, по крайней мере, для серьезного старта. И я начал этим заниматься. На самом-то деле это тоже непросто оказалось. Потому что весь прошлый года я как раз занимался проблемами «Перекрестка»… Сначала надо было закрутить сезон, набить на два месяца вперед репертуар, отследить рекламу… Потом я уехал на месяц в Штаты, вернулся – и тут телега от жильцов! И все! И потом я разбирался с СЭСом, с комиссией из управы, потом я вызывал звуковую комиссию и так далее, и так далее, а потом – повысили аренду в два раза.

Да, гнусно и грустно… Но ведь вы один. А вот та же «АЗиЯ» – это структура, творческий союз, и очень здорово, что существует организация, позволяющая им выступать и развиваться…

Луферов: Вообще в искусстве бывают творческие группировки, мы знаем огромное их число – и у художников, и в театре, и так далее. Ребятам из «АЗиИ» повезло, но повезло и не только им, потому что они очень правильно выстроили концепцию. Во-первых, они уважают практически всех, кто участвовал в «Первом Круге», они понимают, что несмотря на свою индивидуальность и непохожесть, они идут как бы в некой связке с нами, и это здорово, поэтому практически всем людям из «Первого Круга» «АЗиЯ-плюс» предоставляет возможность выпуска релизов. Это – первое. (Целый ряд записей с «первокруговцами» уже произведен, и будет производиться дальше). Затем, кроме «Первого Круга», они втягивают замечательных и талантливых людей – Антона Яржомбека, да я уверен, что и Певзнер будет рано или поздно у них издан – как в аудио, так и книжка, затем, уже прошли переговоры с Гришей Данским, о котором я им еще два года назад говорил. То есть, между нами, участниками «Первого Круга», и между «АЗией», безусловно, имеются некая преемственность и взаимопонимание, и творческий союз, и это очень здорово. А если уж говорить про «Первый Круг», то мы были – семь человек, мы были первым профессионально работающим объединением… Что значит профессионально? У нас были администраторы и продюсеры, и мы семь лет катались по всей России: все крупнейшие города от Риги до Камчатки, включая север, Душанбе и Ташкент, мы посетили. Семь лет очень серьезной гастрольной работы. Но, потом, 1992 год, инфляция, и тут уже людям не до песен, а наши администраторы начинают уходить в бизнес, или вообще куда-то, что бы как-то зарабатывать и проживать, и «Первый Круг» рушится из-за этого. А потом уже мы не восстанавливаемся, потому что как-то каждый идет своей дорогой. Миша Кочетков потом уходит на телевидение, я продолжаю заниматься в своем театре, двигаю дальше «Перекресток». У меня ведь, еще параллельно с «Первым Кругом», была своя студия, молодежная театр-студия, у про нее уже сейчас рассказывал… И мы ставили там и Хармса, и шли в самых разных направлениях, то есть, у нас был площадной театр, мы занимались фольклором и архивными изысканиями, балаганными, русского балагана. Петрушка – я же сам этим занимался, я же петрушечник. И у меня есть видеозаписи, это подтверждающие.

Да я верю.

Луферов: Хотя… я чего-то не прочухал, нам нужно было идти к театральной публике, а вот этого я не понял тогда. Мы выступали, зарабатывали деньги на огромных массовых праздниках, ведь тогда очень серьезно платили. До девяносто второго года. И можно было серьезные деньги зарабатывать. Но площадные эти увеселения – они духовно пусты.

В общем, вы такой широкого профиля художник.

Луферов: В общем, да. Я же сам тоже занимался куклами, петрушкой, у меня есть вертеп, сделанный своими руками. Так что вот такой спектр моих занятий.

Насколько с вашей точки зрения реально появления новых имен в мире авторской песни? В какую сторону пойдет жанр в ближайшее время?

Луферов: Я пока придерживаюсь такого мнения, что это классическая культура и что она будет развиваться как классическая, фундаментальная культура. То есть, то же самое, что я говорил про рок. Никуда авторская песня пока не девается. Как и рок. Неисчислимое количество рок-групп, неисчислимое количество поющих и сочиняющих песни людей, я могу назвать множество имен по всей стране. Просто нужно рассматривать и шире просто самим бросать взгляд на поле, где создается песня. Это на ранних этапах надо было отделять рок от авторской песни, а на самом деле у меня был такой лозунг «перекрестовский»: пространство культуры едино. И настоящее, глубокое и талантливое – оно никогда друг друга не отвергает. Оно где-то – посмертно, по крайней мере, – объединяется и является нашей национальной культурой. Я думаю, что и в роке, и в авторской песне будет продолжаться этот процесс, вроде пока ему ничего не мешает. А так-то… на самом деле можно говорить, что и рок-фестивали одновременно приобрели тенденцию такого повального пьянства.

Пивные фестивали.

Луферов: Пивные фестивали, пьяные фестивали. Тоже самое на самом деле и на фестивалях авторской песни. Много, много стало того, чего раньше не было. На фестивали примыкает иная публика, эти фестивали нужны скорее как тусовки и место для выпивания. А не для какого-то серьезного интереса. Но духовная история – она продолжает все равно осуществляться в новых, интересных и творческих людях. А они – есть!

Беседу провел Анатолий Гуницкий.

Виктор Луферов