АЗиЯ-плюс

Из прессы

|| Главная | Из прессы >

"Ускользающая песня города". Отрывок из статьи Марианны Николиной (журнал "Женский Петербург", апрель 2007 г.)

Татьяна Алёшина (журнал "Театральный Петербург", №3, 2006, беседа Марины Бариновой)

Манана Менабде «У каждого свой сад…» Наталья Савельева, журнал "Люди и песни" №3, 2005 г.

"Отношение к слову" Ю. Неменова, "Буквоед-ревю", май 2005

День памяти Николая Гумилёва. КТО ТАКИЕ АЗИЯТЫ. "Аргументы и факты", 19.08.04

Басин М. Охотник и поэт // Вести (Израиль) 09.09.1999

"Дивы Евразии". Дружественный фестиваль этнической культуры". П. Знаменый, "Литературная газета" №10 (17-23 марта 2004 г.)

"Полёт в песню. Полёт песни" Кутьёва Л.В. Электронный журнал "Образование: исследовано в мире". 15.07.03

"Манана Менабде: Очень важно иметь свой голос" Анатолий Гуницкий, газета "Вечерний Петербург", 21 февраля 2001 г.

"Николай Якимов. Z (зет). Ахвеллоу. АЗиЯ-плюс", GEORGE, «Этажерка», приложение к газете «Вечерний Петербург», 2002

Пресс-конференция, посвящённая 10-летию Творческого союза "АЗиЯ" (2 часть)

ЕЛЕНА КАМБУРОВА:
Знаете, очевидно, у меня будет сейчас такая импровизация, потому что я подумала почему-то, что … обычно пресс-конференция – это журналист задает вопросы, и ты отвечаешь. И очень просто. И я не думала, что в результате у меня будет монолог. И поэтому … попробую размышлять о том, что, действительно, рождается человек, попадает в этот мир, и у него складывается свой мир. Это мир очень зависит от впечатлений, которые он получает с детства и так далее, и так далее. И когда он приходит к главному делу своей жизни, не по профессии, а по сути, по душевной, что ли, вибрации, для меня это и есть – самое главное – он или вписывается в этот мир, или не вписывается. И я всегда думаю о том, что мне, при том, что была страшная цензура…я только было… первые свои какие-то… взмахи, предполагаемого полёта…только-только крылышки начала расправлять…Тут мне по нему ударили… первый же мой сольный концерт… вызвал, действительно, очень серьезную …ну это просто невероятно, что говорили по поводу этого концерта…Представляете себе, что тогда еще сказали, что попахивает Вертинским… (смеясь) настолько было другое время. Считалось, якобы, что это молодежная культура… вот… что эти молодёжные культуры… Вот, в Чехословакии… видите, чем это в Чехословакии закончилось… Это было время, когда в Чехословакию вошли наши танки и подавляли…в общем, выбрали мы для показа сольного концерта… самое неудачное время… Когда, знаете, при таких событиях… всё мобилизуется в такой тоталитарной системе… Так вот, при тех огромных сложностях, я думаю о том, насколько мне проще было с моим миром, который уже образовался, оттого что у меня были впечатления от песен Булата Окуджавы, от песен Новеллы Матвеевой… тогда еще не было песен Высоцкого в моем восприятии, то есть я их не слышала… И все-таки, моему миру вписаться в тот мир было гораздо проще, потому что… все-таки, при том, что были очень средние песни, ну на виду, как бы, да? Ну я не беру вот эти марши, фальшь вот эту всю, партийные эти песни про БАМ, Пахмутовские, и всё, что пели Кобзон тогда, в основном, Лещенко… Лев Лещенко… ну, отдельно, Эдита Пьеха, но это всё было не моей кожи совершенно…
И тем не менее, сейчас я понимаю, что, в общем, были милые песни, с хорошими мелодиями, и… не было сумасшедшего дома… Просто они были средние…ну, какие-то были вообще очень красивые…А, если еще учесть, что … в детстве я слушала довольно симпатичные все эти песни 30-х, 40-х, 50-х годов – Утёсова, Шульженко, Великанову, – во всем этом была очень милая, приятная интонация, довольно уважительное отношение к слову… и не было обезьянника. Не было еще тогда. И даже первые попытки… ну, какие-то… они не были массовиками-затейниками. Выходя, в общем,…единственное, в проигрыше очень неумело, очень странно (смеясь) вели себя эстрадные певцы, они еще…были не раскованы на то, чтобы… танцевать…, а уж тем более приглашать зал…вместе с ними танцевать и петь… Совершенно не было вот этого сразу, то есть, запев, а потом припев уже сразу залу: «Вы чё?»… Или вот эти: «Ну, я не слышу!»… Были отдельные профессии массовиков-затейников, в парках там, в Москонцерте, куда меня определили, у нас был отдел сатиры и юмора, где был подотдел массовиков-затейников. Это была профессия, когда надо было людей вот так вот… и …не было насилия над зрителем, который, не хочет, а его тут прямо… присаживаются… вот, давайте вместе…Этого не было, это потом постепенно… а агрессии вообще не было! Агрессии в песнях… этого битья по голове просто не было! Был, в общем, такой милый мир…То я вспоминаю, как мы посмеивались, в своей компании собирались – Лариса Критская, первый композитор, с которым я работала, пианистка, которая мне очень многое дала, как музыкант… Мы, конечно, как бы перемывали косточки этим советским песням, которые звучали тогда… типа «я хочу, чтоб плыли лебеди»… В общем, был повод для иронического отношения к этому, и тем не менее, у меня была возможность попадать на площадки… это ДК МГУ на Ленинских горах, на Герцена был тоже университет, и авиационный институт, все почти институты…вся молодежь тогда, мои сверстники знали и любили эти песни и хотели их слышать и, вне зависимости от того, как я их пою… Я могла их ужасно петь…вообще, я так… боже мой, как только я… но им не важно…. Они хотели это слушать, и поэтому это имело… тогда я тоже этого не осознавала… буквально, наряду с тем, что меня в Москонцерте прямо сразу уничтожили, тем не менее, везде была бесхозяйственность и даже в этом тоже была бесхозяйственность. Если вы уже полузапрещаете человека, значит надо проследить, чтобы записей не было. Но, тем не менее, поначалу, когда совсем не закрутили гайки, много моих песен … вообще чудо… что я, еще вообще не выходила на сцену, а мои записи уже слушали... по радиостанции «Юность». И десять песен звучали года полтора… Потом уже из них остались только «Орлёнок» и «Гренада»…всех остальных не было… и меня многие ассоциировали с комсомольской певицей… потому что… как бы про комсомол, хотя ни та, ни другая , если бы прислушались к тому, что такое «Гренада», ее первую бы запретили! Я как раз хочу снова к ней вернуться, потому что она… вне времени вообще, удивительное произведение!