АЗиЯ-плюс

Из прессы

|| Главная | Из прессы >

"Ускользающая песня города". Отрывок из статьи Марианны Николиной (журнал "Женский Петербург", апрель 2007 г.)

Татьяна Алёшина (журнал "Театральный Петербург", №3, 2006, беседа Марины Бариновой)

Манана Менабде «У каждого свой сад…» Наталья Савельева, журнал "Люди и песни" №3, 2005 г.

"Отношение к слову" Ю. Неменова, "Буквоед-ревю", май 2005

День памяти Николая Гумилёва. КТО ТАКИЕ АЗИЯТЫ. "Аргументы и факты", 19.08.04

Басин М. Охотник и поэт // Вести (Израиль) 09.09.1999

"Дивы Евразии". Дружественный фестиваль этнической культуры". П. Знаменый, "Литературная газета" №10 (17-23 марта 2004 г.)

"Полёт в песню. Полёт песни" Кутьёва Л.В. Электронный журнал "Образование: исследовано в мире". 15.07.03

"Манана Менабде: Очень важно иметь свой голос" Анатолий Гуницкий, газета "Вечерний Петербург", 21 февраля 2001 г.

"Николай Якимов. Z (зет). Ахвеллоу. АЗиЯ-плюс", GEORGE, «Этажерка», приложение к газете «Вечерний Петербург», 2002

"Ускользающая песня города". Отрывок из статьи Марианны Николиной (журнал "Женский Петербург", апрель 2007 г.)

При словах «городской романс» у самых сентиментальных на глаза наворачиваются слезы, а прагматики делают скептическое лицо. При первых гитарных аккордах мужчины чувствуют себя удалыми и бесшабашными, а женщины просто несчастными-несчастными… Но приходя на концерт надорвать душу и успокоить нервы, неожиданно для себя перестаешь понимать, что такое «романс». Потому что душа города, как и душа женщины, бежит определения.


Песни золотой рыбки


Татьяна Алешина, композитор, автор-исполнитель, член творческого союза «АЗиЯ»


— Вы ощущаете конкуренцию в вашей среде и существует ли какое-то очевидное соперничество?


— У меня несколько сред (улыбается). Одна – театральная, где я пишу музыку к спектаклям, другая – когда в свободное от театра время пою романсы и баллады. И в том и в другом случае это некоммерческая история, и о конкуренции я не думаю. В театре я либо выполняю заказ режиссера, либо это наше коллективное творчество. Когда же речь идет о песенном жанре, то там я вообще свободна и делаю, что хочу… А. С. Пушкина ставили Сказку о рыбаке и рыбке, в 1999 году. Я выиграла. Правда, обычно я не умею вести борьбу в финансовых вопросах, и если деньги платят за то, что мне не легло на душу, не буду этим заниматься.


— В чем была сложность выигранного тендера?


— Я вспоминаю эту работу как одну из самых тяжелых. Главной задачей было сделать такую постановку, чтобы в ней участвовали все ученики школы – пели, играли на музыкальных инструментах, выступали как актеры. В том-то и сложность, что актеры – не взрослые, а дети, которых непросто собрать в кучу и заставить репетировать… Надо было продумать партии – золотой рыбки, моря и т. д.


— Неужели и старуха исполняла партию у корыта?


— Нет. Но корыто играло не последнюю роль.


— После такого опыта самой не захотелось стать режиссером?


— Как режиссер я могу действовать на уровне идей, но у меня нет опыта и умения объяснить, как добиться результата.


— Есть желание появиться в клипе на телевидении?


— Клипы – противоречивая вещь. Когда на афише мелькает мое изображение, я тоже не люблю. Получается какая-то массированная атака.


— А что любите?


— Клоунов люблю…


— Кого конкретно?


— Мне ближе Полунин. Когда есть какая-то философия, мир лирикофантастический. Люблю клоунов-философов. Таких не совсем белых, и не рыжих. Белого с рыжим.


— Вы, как сейчас говорят, «пробивная»?


— Я обычно так говорю по этому поводу: Я не живу так, как хочу, но и не живу так, как не хочу. Наверное, легче существовать тем актерам и певцам, у которых есть маска, псевдоним или какой-то образ – для сцены, а в жизни они совершенно другие. Это своеобразная защита. Они переключаются и на время становятся этим существом. А я в жизни и на сцене один и тот же человек. Думаю, что если сильно рекламироваться, афишироваться – свободу потеряешь.


— Поясните…


— Во всем должно быть соблюдена мера. Как-то еще Елена Камбурова в одном из интервью на вопрос – хотите ли вы быть популярной, ответила: нет, только чтобы меня знали среди тех, кому это нужно.


— Ваш сценический костюм для романса?


— Мастерить сама не умею и обычно прошу сшить. Вот сейчас в очередной раз надо менять и что-то придумывать. Иногда выступаю в до- вольно демократическом виде, не в концертном. В другой раз, наоборот, могу быть как пингвин…


— ???


— Так оркестранты называют свой черный фрак с белой рубашкой. А перья, декольте, блестки – не мое…


— Вы композитор, а стало быть, музыка для кино вас может заинтересовать…


— Была история. Очень давно, когда только развалился Ленфильм, мои знакомые задумали снимать какой-то бандитский фильм. Сюжет – рэкетиры, фальшивомонетчики, воры и т. д. Я отказалась.


— А ведь это деньги…


— Так я ведь уже говорила, что если дело мне не по душе – я не работаю, даже за деньги!


— А сегодня поступают предложения? И какое приняли бы?


— Написала бы музыку к мультфильму! А кино… Ну только если бы это был не боевик, а какой-нибудь фантастический фильм. Кстати, недавно я работала с киношными режиссерами – они ставили в Театре марионеток им. Деммени (место работы Татьяны Алешиной. – Прим. авт.) Снежную королеву. Кинорежиссер Дмитрий Хонин и режиссер-аниматор Дмитрий Высоцкий.


— И какие ощущения от работы?


— У них мышление по кадрам довольно жесткие рамки. Они буквально по секундам напевали мне то, что им надо! Но было интересно…


— Как вы себя определяете?


— Композитор, который поет свои песни.