АЗиЯ-плюс

Радиопередача "Ступень к радости"

|| Главная >

Выпуск № 60 (30.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив"). Песни А. Мирзаяна, А. Деревягина и В. Луферова

Выпуск № 59 (23.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив" и планах студии "АЗиЯ-плюс"). Песни А. Мирзаяна, Е. Фроловой, А. Деревягина и стихи О. Седаковой

Выпуск № 58 (16.10.2005) Гости: композитор, музыкант Юрий Касьяник

Выпуск № 57 (9.10.2005). Гости: поэт, художник, музыкант Дмитрий Стрижов (Нью-Йорк - СПб)

Выпуск № 56 (2.10.2005). Гости: Александр Деревягин

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть вторая.

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть первая.

Выпуск № 54 (18.09.2005). Гости: Настя Макарова (группа "Ступени")

Выпуск № 53 (11.09.2005). Гости: Зам. директора Арт-центра "Борей" Валерий Петрукович (СПб) и писатель Андрей Сольницев (Голландия). Песни Андрея (Дюши) Романова, Анны Герасимовой (Умки), музыка Сергея Курёхина.

Выпуск № 52 (4.07.2005). К выходу нового CD "Первый круг. 15 лет спустя". Гости: Николай Якимов. Песни участников ТО "Первый круг"

Выпуск № 29 (09.01.2005). Гости: музыкант, композитор, аранжировщик Андрей Суротдинов

СТУПЕНЬ К РАДОСТИ № 29 (09.01.2005)
В гостях у автора Андрей Суротдинов

Автор (Бенедикт Бурых): Добрый день! В эфире – программа СТУПЕНЬ К РАДОСТИ, у микрофона – Бенедикт Бурых. Здравствуйте! Сегодня в этой передаче вы услышите музыку Андрея Суротдинова. Андрей Суротдинов – музыкант, композитор, аранжировщик. Он уже много лет играет в группе «АКВАРИУМ», есть такая группа в нашей стране. Однако игра в группе «Аквариум» не мешает Андрею сочинять собственную авторскую музыку. Ну а в настоящий момент Андрей находится здесь, в студии радиостанции «Открытый город».
Привет…
Андрей Суротдинов: Привет!
ББ: Андрей, я вначале сказал, что ты много лет играешь в «Аквариуме», это ни для кого не секрет, скрипка, альт – вот инструменты, с которыми ты, в первую очередь, связан, но лично я относительно недавно узнал, что у тебя довольно много своей авторской музыки. Музыки к спектаклям, к фильмам. И вот я бы хотел, чтобы она сегодня прозвучала в программе, и вопрос номер один. Или номер два… Нет, скорее номер один. К каким спектаклям ты сочинил музыку? Когда это стало происходить?
АС: То, что ты называешь авторской музыкой, я всегда думал, что это должны быть какие-то законченные произведения. Законченные композиции.
ББ: Типа симфоний?
АС: Да. У меня же получилось все очень забавно. Однажды режиссер Алексей Слюсарчук позвал меня посмотреть спектакль по Милораду Павичу, который называется «Алексикон», и когда я посмотрел его, он подошел ко мне и говорит: «Не хотел бы ты здесь просто поиграть на скрипке вживую и, может быть, получится какая-нибудь атмосфера, которая бы заинтересовала нас?». И я попробовал это сделать, и мне так понравилось, потому что момент такой необязательности – он для меня был в тот момент, в то время крайне приятен. То есть, я мог играть или не играть, но играл много вообще-то. И получилась какая-то атмосфера, и с этого момента у нас началось сотрудничество, потом я уже написал фонограмму к спектаклю «Назову себя Гантенбайн» по Максу Фришу, потом в Москве вышел спектакль – не знаю его дальнейшей судьбы, – который назывался «Братья Кюхельгартен», по Гоголю, по нескольким его повестям. Ну и так далее. И вот осенью вышел еще один спектакль по современной немецкой драме, пьеса Де Луэр, спектакль называется «Татуировка», в театре «Триада». И так далее. И как-то так получилось, что я оказался вовлечен в театральную жизнь.
ББ: В театральную жизнь, и в жизнь композиторскую.
АС: Ну, получилось так, наверное. Хотя, то, что я делаю, скорее всего – это такой набор звуков и атмосферы.
ББ: Любая музыка, собственно говоря, это набор звуков…
АС: Но я не беру на себя смелость сказать, что это самостоятельные произведения, которые могут звучать отдельно от действия, меня как раз в этой ситуации привлекает такой синтез.
ББ: Ну вот сейчас мы что-то послушаем. То есть, не даже не мы с тобой, а наши радиослушатели, и это будет звучать вне сценического действия, и вот я бы хотел перед тем, как это будет звучать, спросить у тебя… музыка, которая сейчас будет звучать в эфире, это музыка к какому спектаклю?
АС: А я даже не знаю, что сейчас будет звучать…
ББ: Хорошо, тогда музыка прозвучит, а ты скажешь, что это такое.

(звучит первая композиция из спектакля)

ББ: Что это была за композиция?
АС: Я бы как раз это композицией не назвал, потому что этот сюжет без действия мне был бы непонятен, а вот как иллюстрация выхода Ангела в митьковской рубашке и с крылышками белыми в спектакле «Братья Кюхельгартен», – там художником, кстати, был и декорации делал, и костюмы, Митя Шагин, поэтому митьковская тема там присутствовала… Когда вот такой персонаж выходит трогательный… это был ребенок, в митьковской рубашечке, с крылышками… Это такая иллюстрация его выхода, это, собственно, даже не композиция.
ББ: Иллюстрация, я понимаю, это когда идет спектакль. Но это ведь можно слушать отдельно, что мы сейчас и делали. А не будет ли ошибкой с моей стороны, если я скажу, что эта… хорошо, не композиция, этот музыкальный фрагмент был написан тобой в эстетике минимализма?
АС: Да, под влиянием, во всяком случае.
ББ: То есть, в общем, это такое сочинение минималисткого плана и не только, кстати, это. Вот сейчас еще один прозвучит… есть такое грубое, в принципе, но реальное слово – трек… я его не люблю, но иногда им пользуюсь… как бы трек – это на диске, а когда вот иногда приходится в силу ряда обстоятельств говорить – вот сейчас такой-то трек – мне это не нравится, но я иногда это все-таки делаю. Но все мы иногда делаем то, что нам не нравится, есть вещи, которые вне нас. Ты мне дал альбом, где записаны, извини, различные треки, это все к одному спектаклю или к разным?
АС: К разным. Но я опять же не представляю, что сейчас будет звучать…
ББ: А мы опять же сделаем такой фокус – музыка прозвучит, а ты ее прокомментируешь.

(звучит вторая композиция из спектакля)

ББ: Что же это звучала за композиция, хотя и короткая?
АС: Это из того же спектакля, грезы художника, которого пытается персиянин уговорить с помощью опиума.
ББ: Какой страшный спектакль, наверное.
АС: Гоголь…
ББ: Гоголь, митьки, персы, опиум… Интересно. А в Питере этот спектакль не будет показываться?
АС: Я не знаю дальнейшей его судьбы, это все происходило в Москве, надеюсь, он будет еще показываться и в Москве, и в Петербурге.
ББ: Совсем недавно, в конце прошлого года, состоялась в Москве премьера спектакля, мюзикла «Веселые ребята». И ты был аранжировщиком музыки довольно известной уже всем, музыки Дунаевского, но в современном ключе. Было такое дело?
АС: Было. Есть такой режиссер – Виктор Крамер, очень известный человек, и однажды он подошел ко мне и говорит: «Ты не мог бы попробовать посмотреть современным взглядом… и вообще, как тебе покажется… «Марш веселых ребят»? Мы с клавишиником нашей группы Борей Рубекиным сели как-то, подумали, и получилась, на наш взгляд, забавная такая история. И Виктору это понравилось, и он говорит нам: «Давайте, ребята, займемся всей музыкой к этому спектаклю».
ББ: И вы занялись.
АС: И мы занялись. И получилось огромное количество номеров, которые надо было очень быстро сделать, за три месяца. Там огромное количество номеров: двадцать номеров. Музыка Исаака Дунаевского и Максима Дунаевского, который дописал к этому спектаклю еще несколько номеров. Все это было очень интересно, и для меня – огромная школа, потому что делать все это за такой короткий срок, имея в виду какое-то масштабное симфоническое звучание, это, конечно, задача такая… интересная. И спектакль произошел, он был приурочен к семидесятилетию этого фильма, известного всей стране, спектакль получился красочный и веселый, сейчас он идет в Москве, надеюсь, что его привезут и в Питер, где-то в феврале-марте. И вот там есть номер, он сейчас прозвучит, «Месяц и часы», это был как бы такой эксперимент: минималисткими как раз средствами добиться того, чтобы эти сказочные персонажи, месяц и часы, зазвучали по-новому, по-современному и по-вечному…
ББ: Но перед этим, перед тем как эта пьеса обязательно прозвучит, я бы хотел, чтобы ты сделал небольшой комментарий, может быть, даже не столь к музыке, сколь к самой ситуации этого спектакля, про который ты сейчас рассказывал. А дело в том, что програма «Ступень к радости», которая сейчас идет и в пространстве которой мы сейчас находимся, эта программа сориентирована, в первую очередь, на творческий союз «АЗиЯ», и на музыку, собственно, «азиятскую», на музыку тех людей, композитров, музыкантов и тех ансамблей, которые вызывают интерес у «АЗиИ», хотя, конечно, бывают в программе самые разные варианты, не происходит какого-то догматического замыкания на одном и том же. Но – почему я сказал сейчас про «АЗиЮ»? Дело в том, что арт-директор творческого союза «АЗиЯ», Николай Якимов, тебе более чем небезизвестный, он ведь иногда, в ряде ситуаций, в ряде жизненных случаев, не только сочиняет или исполняет музыку, не только поет песни, но и выступает в роли такого… саунд-дизайнера, звукорежиссера различных музыкальных акций, и вот когда была постановка сделана «Веселых ребят», он ведь тоже с тобою был в Москве.
АС: Он принял самое активное участие, и он мне очень помог. Потому что он уже на месте, в экстремальных условиях абсолютно, монтировал спектакль, то есть, весь материал, который я ему передавал, он очень быстро, и грамотно, и бессоными ночами, все это привел в такой достаточно цивилизованный вид. И я ему крайне благодарен. За его участие.
ББ: Прекрасно. Сейчас тогда прозвучит трек к «Веселым ребятам»…
АС: Я хотел… есть еще замечательная студия «Ключ-город», в городе Шлиссельбурге, и отчасти спектакль делался и на «аквариумной» студии, и в этом городе, и там вот есть такие ребята, как Павел Московкин и Андрей Крюков, которые мне тоже очень помогли в этой ситуации. Так что очень много людей было вовлечено в этот процесс, и я им очень благодарен.
ББ: Ну а сейчас прозвучит тот – извини, но я говорю слово номер – про который ты рассказывал перед тем, как я пустился в дефиниции по поводу участия других людей…

(звучит композиция «Месяц и часы»)

Это был музыкальный фрагмент из спектакля «Веселые ребята» в аранжировке Андрея Суротдинова.
АС: Здесь, конечно, имеет смысл представить себе сказочные костюмы, которые сделал Юра Хариков, художник…
ББ: Ну, проще все-таки...
АС: Я просто вот театральную музыку не воспринимаю без контекста. Это все вот ровно в половину звучит того…
ББ: Да, я понимаю. Но тем не менее, все-таки, звучит, и я надеюсь, что когда этот спектакль будет показан в нашем городе, то радиослушатели смогут увидеть его в театральном зале, и услышать, воспринять эту музыку, тобой, собственно, аранжированную, в полном объеме. Теперь не могу не перейти к теме, без которой все-таки… о которой, вернее, я сказал в самом начале. Ты много лет играешь в группе «Аквариум».
АС: Ровно десять.
ББ: Ровно десять. Довольно немаленький срок.
АС: Да, некоторые успевают окончить школу к этому моменту.
ББ: Да. И вот все эти годы… это, конечно, особая тема и объемная очень тема. Ты уже много чего повидал в рамках «Аквариума», много городов, много стран, принял участие в записи множества альбомов, но сейчас вот у «Аквариума» такой творческий отпуск, да? Пауза?
АС: Да, каждый поехал по своим делам, на время.
ББ: Борис Гребенщиков поехал в Индию.
АС: Там гораздо теплее зимой, чем здесь…
ББ: Да, наверное.
АС: Имеет смысл в Индию ездить зимой. Мы даже вместе ездили несколько раз, в январе. Это – впечатляет.
ББ: Я думаю. А остальные музыканты тоже все занимаются своими делами.
АС: Ну да. Кто на даче, кто на джазовых концертах, кто на радиопередачи приходит…
ББ: Насколько мне известно, свою деятельность «Аквариум» после отпуска возобновит где-то во второй половине марта?
АС: Да, когда снег уже… Кстати, и сейчас…
ББ: Ну, сейчас еще не март.
АС: Сейчас что-то непонятное…
ББ: Такая погода сумасшедшая. То есть, все это опять начнется в марте, после паузы. А когда выйдет, появится, вернее, – ведь он уже записан и готов, – последний «аквариумный» альбом?
АС: Ну, мы хотели бы, чтобы он вышел уже вчера. Или позавчера. Но теперь мы решили, что он выйдет по готовности. Не будем его торопить.
ББ: Он ведь записывался в Лондоне?
АС: Да. На исторической… то есть, для нас это место историческое, студия «Ливингстон» в Лондоне, с которой, собственно, и началась моя работа в «Аквариуме», потому что я поучаствовал в нескольких гастролях, и мы сразу поехали в Лондон, именно на эту студию и записали альбом «Навигатор», с которого началось мое участие в группе. И теперь вот, на той же студии, – кстати, после уже был записан «Снежный лев» на той же студии, теперь вот Боря подумал и решил, что как-то там все происходит динамичнее и как-то хорошо, в общем.
ББ: Я думаю, что это в самом деле так, потому что все-таки Англия, – у нас тоже, конечно, много теперь студий в стране, в городе, собственно, у «Аквариума» есть и своя студия, но, видимо, по ряду моментов, там, в Лондоне, работать лучше, и совершеннее получается результат.
АС: Я надеюсь, что и в этом случае будет так.
ББ: Поскольку речь сейчас идет у нас с тобой про «аквариумные» материи, то было бы просто я считаю невежеством и преступлением, если бы в программе сейчас не прозвучала одна из песен «Аквариума», но с таким учетом мною подобранная и с твоей рекомендацией…
АС: Со скрипичным уклоном.
ББ: Где есть такой элемент скрипичного уклона, и это песня «Аквариума», давно известная, и песня называется «Аделаида».

(в исполнении группы «АКВАРИУМ» звучит песня «Аделаида». Версия 2000 года из альбома «Территория»)

ББ: Итак, это была «аквариумная песня» «Аделаида». Андрей, время такая штука, она быстротечная и наша программа уже потихонечку подходит к концу, но в самом финале… да даже еще не в финале дело… ты сочиняешь, как мы в самом начале, ты об этом говорил, много разной музыки было уже тобою написано, и будет еще, и я надеюсь, что в дальнейшем ты еще как-то посетишь радиостанцию нашу, и расскажешь про другие свои сочинения, будет такое дело? Будет. И в конце – буквально пару слов о музыке к мультфильму, которую ты написал.
АС: Я надеюсь, что его увидит широкая публика, потому что…
ББ: Узкая уже видела?
АС: Узкая… Да, ближний круг только. Мультфильм называется «Мираж», и у него очень хорошие
Мультипликаторы – Босх, Брейгель, Леонардо да Винчи…
ББ: Да, такие ребята интересные, конечно…
АС: Вот. И поскольку все их картины начинают жить, все персонажи в этом принимают участие, вдруг оживают и куда-то идут, как-то там действуют или топчутся на месте, неважно… Но во всяком случае, это то, чего мне в музеях всегда не хватало.
ББ: Прекрасно. Это, в самом деле, будет интересно. А когда фильм выйдет на какие-то средней широты экраны, мульфильм «Мираж»?
АС: Может быть, это секрет, я не знаю, я спрошу сегодня у художника…
ББ: Спроси, но отчасти секрет мы уже раскрыли. Итак, пусть сейчас, в финале программы, прозвучит музыка из этого мультфильма, небольшая достаточно пьеса…
АС: Это стилизация, скорее всего.
ББ: Тебе виднее. Итак, послушаем в финале программы стилизацию.

(звучит, но другая музыка, – тоже, впрочем, суротдиновская)

ББ: Жизнь полна противоречий, и в финале программы прозвучала не тема из мультфильма «Мираж», а джазовая пьеса «Стелла», которая была использована Андреем и аранжирована в одном из спектаклей. Ну, мы уже говорили Андрей, что ты еще посетишь нашу радиостанцию, и уж тогда без музыки из мультфильма мы точно не обойдемся.
АС: С удовольствием.
ББ: Спасибо тебе. До свидания, желаю тебе новых творческих успехов и новой музыки, причем не только музыки «аквариумной», но и сольной.
АС: Спасибо.
ББ: Ну, а я напоминаю вам, дамы и господа радиослушатели, что у нас сегодня в гостях был Андрей Суротдинов, а программа наша уже подошла к концу, ее провел Бенедикт Бурых. Всего вам доброго, до свиданья, до встречи через неделю.