АЗиЯ-плюс

Радиопередача "Ступень к радости"

|| Главная >

Выпуск № 60 (30.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив"). Песни А. Мирзаяна, А. Деревягина и В. Луферова

Выпуск № 59 (23.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив" и планах студии "АЗиЯ-плюс"). Песни А. Мирзаяна, Е. Фроловой, А. Деревягина и стихи О. Седаковой

Выпуск № 58 (16.10.2005) Гости: композитор, музыкант Юрий Касьяник

Выпуск № 57 (9.10.2005). Гости: поэт, художник, музыкант Дмитрий Стрижов (Нью-Йорк - СПб)

Выпуск № 56 (2.10.2005). Гости: Александр Деревягин

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть вторая.

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть первая.

Выпуск № 54 (18.09.2005). Гости: Настя Макарова (группа "Ступени")

Выпуск № 53 (11.09.2005). Гости: Зам. директора Арт-центра "Борей" Валерий Петрукович (СПб) и писатель Андрей Сольницев (Голландия). Песни Андрея (Дюши) Романова, Анны Герасимовой (Умки), музыка Сергея Курёхина.

Выпуск № 52 (4.07.2005). К выходу нового CD "Первый круг. 15 лет спустя". Гости: Николай Якимов. Песни участников ТО "Первый круг"

Выпуск №37 (22.05.2005). Гости: поэт Аркадий Драгомощенко. Стихи А. Драгомощенко, стихи и песни А. Левина

CТУПЕНЬ К РАДОСТИ Выпуск №37
22 мая 2005

Автор (Бенедикт Бурых): Добрый день, здравствуйте! В эфире – программа «Ступень к радости», у микрофона – Бенедикт Бурых. В этой передаче вы услышите песни Александра Левина, который на минувшей неделе выступал в Интерьерном театре. Кроме того, будет и поэтическая рубрика, прозвучат стихи Аркадия Драгомощенко. В авторском исполнении. Ну а в самом начале программы – прозвучит песня из альбома, который записали Владимир Волков и Леонид Федоров. Альбом называется «Таял», в его создании принимали участие не только знаменитый контрабасист Владимир Волков – кстати, здесь он играет не только на басу, но и на других инструментах, и не только лидер группы АУКЦЫОН Леонид Федоров. Который уже давно в своем творчестве не ограничивается АУКЦЫОНОМ, регулярно в свет выходят и другие его проекты. Так вот, в записи альбома «Таял» принимали участие и другие музыканты, в частности, аккордеонист Сергей Щураков. Итак, послушайте песню «Таял 2».

(звучит песня «Таял 2»)

Теперь, после того как мы с вами разогрелись с помощью проекта Владимир Волков – Леонид Федоров, обратимся к творчеству Александра Левина. Хочу напомнить, что на минувшей неделе московский гость выступал в Интерьерном театре. В Питере Левин появился по приглашению проекта «АЗиЯ-плюс». Скоро уже будет год с того дня, как «азиятские» концерта проходят на Невском,104, в помещении Интерьерного театра. Итак, Александр Левин – поэт, музыкант, автор различных статей, посвященных современной культуре – и не только оной, и автор книг по работе с компьютером, помогающей компьютерным чайникам старше 35 лет преодолеть страх перед этим воистину универсальным прибором. Также Александр Левин является автором двух стихотворных книг и четырех музыкальных альбомов. Звучит заглавная песня с альбома «Унтергрунт».

(звучит песня «Унтергрунт»)

В альбоме «Унтергрунт» Левин поет свои песни, и ему подыгрывает группа. В которой, кстати, играют его сыновья. Даже группа такая была – «Левин и дети». Но на концерте 18 мая, в Интерьерном театре Александр выступал один. Он пел свои песни и читал свои же стихи. Во время этого концерта его песни, естественно, звучали в сольном, в акустическом варианте. Некоторые из этих песен прозвучат и сейчас, только что вы слышали песню «Унтергрунт», и вот и еще одна: «Кудаблин-тудаблин».

(звучит песня «Кудаблин-тудаблин»)

Жалко, что сегодня Александр Левин не сможет почитать нам свои стихи. Как это было на его концерте в Интерьерном театре. Но Александр уже дома, в столице. Так что тем, кто был на его концерте 18 мая – повезло, они услышали эти стихи в авторском исполнении. Надо заметить, что одна из граней поэтического творчества Левина – это гротесковые, иронические стихи, насыщенные необычной игрой слов. Как справедливо заметил один из литературных критиков: «Левин постоянно переименовывает окружающую действительность. Русский язык у Левина оживает, и устоявшиеся обороты дичают, взбрыкивают и превращаются в самостоятельные и совершенно непредсказуемые живые существа. Левин словно бы делает из языка мультфильм, подобный битловской «Yellow Submarine» с ее детски-сюрреалистическими существами».
Те люди, которые незнакомы с творчеством Левина, не читали его стихи, могут сделать это, заглянув на сайт www.levin.rinet.ru Во всех отношениях очень любопытный сайт. Как и стихи, как и песни Александра Левина.

(звучит песня «Иерархия»)

В исполнении Александра Левина прозвучала песня «Иерархия». Но без стихов, без авторской поэзии мы сегодня – как я уже говорил в начале программы, – не обойдемся. Сегодняшний гость программы «Ступень к Радости» – известный поэт Аркадий Драгомощенко.
Аркадий, привет!

Аркадий Драгомощенко: Здорово. Привет всем!

ББ: Аркадий, насколько я знаю, у тебя завтра будет творческий вечер в клубе «Платформа».
АД: Ну, это не совсем творческий вечер, у меня уже было чтение в «Платформе». Это что-то вроде такого дискуссионного круглого стола, надо разобраться с какими-то вопросами, и вот мне предложили как бы начать этот разговор и я готов это сделать.
ББ: С какими вопросами надо разобраться?
АД: Всегда нужно разбираться, зачем ты это делаешь, да? И не только слесарь, не только солдат знают, зачем они что-то делают, или пытаются узнать. Ну и поэт тоже хотел бы знать, зачем он все это делает и кому это все нужно.
ББ: Ты сегодня почитаешь свои стихи, обязательно, я уже об этом сказал, но перед этим хочу тебя вот о чем спросить. «Платформа» – клуб молодой, он еще и года не работает в нашем городе, в сентябре или в августе будет год.
АД: Да, наверное, так. Примерно в это время они открывались.
ББ: Да, примерно так, прошлым летом. Клуб этот такой прогрессивный, там и музыкальные концерты, и детские спектакли, и кино, и поэтические чтения. А много ли в нашем городе сегодня, ты знаешь это лучше многих, мест, где проходят чтения стихов, литературные вечера, но по-настоящему интересные, а не какие-нибудь скучные, формальные. Я знаю, что еще это бывает в Фонтанном Доме.
АД: Фонтанный Дом открыт для всех людей, которые хотят там найти свои подмостки, но ведь клуб важен тем, кто вокруг этого клуба формируется, и я думаю, что «Платформа» сейчас как бы наиболее широко представляет какие-то круги города, и, разумеется, там не какая-то одна поэзия, там много каких-то поэзий, там много какой-то музыки, поэтому говорить, что это какой-то клановый клуб – нельзя…
ББ: Нет, не клановый, просто он такой широкий…
АД: Достаточно широкий, и представляет свою сцену тому интересному, что происходит сейчас не только здесь, в Петербурге, очень много москвичей, поэтов других стран в «Платформе» выступает.
ББ: И там был в прошлом году поэтический слэм.
АД: Да. Ну, они как бы и открыли этот сезон, вначале я не помню… Они пробовали это делать в «Бродячей Собаке», но это несколько такое другое место, оно…
ББ: В «Платформе» гораздо уютнее, чем в «Бродячей Собаке».
АД: И здесь уже есть своя атмосфера, климат какой-то создан. Вот. Что можно с трудом сказать о других местах, где люди могут выпить и посмотреть в потолок…
ББ: Хорошо. Теперь, как мы и договаривались, не почитаешь ли ты нам свои стихи? Пусть и не очень много, но было бы замечательно, если бы несколько стихотворений сейчас прозвучали. Но перед этим у меня к тебе только один вопрос… Программа «Ступень к радости» - она в основе своей музыкальная, но очень часто музыкальные темы здесь пересекаются с поэзией, и вот буквально сейчас я вспомнил, что в свое время, много лет назад, ты писал тексты для группы Николая Корзинина «Большой Железный Колокол», для его сольного проекта. Было такое дело?
АД: Да, было такое дело. Ну, это совершенно разные вещи. Потому что музыка и слова – когда они вместе, они должны представлять что-то другое, потому что они не должны мешать друг другу, они должны быть прозрачны, а если ты пишешь, и если твои стихи, скажем так, они еще больше для глаза, то, наверное, очень трудно выбрать как бы что-нибудь чтобы прочесть по радио. Ну, я сейчас чего-нибудь найду…
ББ: Давай, ищи.
АД: Вот такое короткое стихотворение…

Весеннее полнолуние. Ночь затмения
Увидел во сне, как Ченден рубит рыбу
Не переменился ни в чем
Как рыба трубит в трубу
Как обрушивается река
Как радуга сводит концы с концами
Со спуска на полосе
Гельветика. Девятый кегль.
Персонаж росписей Фан Зун Женя
По свидетельству Гу Жу Зуя
Играя кистью, прекрасно изображал демона
Чешую и луну
О нем так же с достоверностью можно сказать
Что сочетание его записей
Оставляли впечатление гибкости и силы
Последним его сравнением луны с луной
Заметно будущее совершенство
Вскоре о нем перестали слышать
А еще через некоторое время – вспоминать
Должно быть, скрывшийся,
Переменивший привычки,
Остригший волосы,
Он предался любимому занятию
То есть, созерцанию тысячи вод
Ногтей на ногах
Замерзших ягод и следов птиц
В северном небе
Много спустя он подтвердил:
Так все и было.

ББ: Замечательно. Аркадий, наверное, было бы интересно услышать еще пару твоих стихотворений, в твоем прочтении, но перед этим – ну, даже не столько для меня, сколько для радиослушателей – ты являешься сторонником свободного стиха?
АД: Знаешь, я даже могу усложнить немного вопрос. Потому что свободный стих – это совершено неверное определение.
ББ: Верлибр?
АД: Нет. Верлибр – это действительно разговорный стих. Когда ты какую-то прозу пытаешься повествовать и так далее, вот этот стих, который пишут сейчас, называется полиморфным. Потому что там встречается и рифма, там встречается и традиционные совершенно приемы, там встречаются те самые технологии, которые присущи и классической поэзии, однако они вовлекаются в процесс под совершенно различными углами.
ББ: Звучит сурово – полиморфная поэзия.
АД: Поли – это много…
ББ: Я понимаю.
АД: А морфно – это…
ББ: Термин немножко такой…
АД: Да, но это термин, который предложил английский профессор, который занимается теорией этого стиха. Многоморфный – скажем так
ББ: Суха теория, мой друг. Почитай, пожалуйста, дальше.

АД:
Зимняя империя дерева
Вот что меня изумило в то утро
Приподнявшись на локтях,
Глядя в окно,
Пьяный после вчерашнего
Я произнес, ногтем скрипя по щетине
Не обращаясь ни к ангелам жирным,
Повисшим неоправданно низко
Ни к себе самому,
Ни к редеющим теням,
Многих из них теперь никому не узнать
Стали абсолютно чисты
Словно веки, глядящего вспять алфавита
Чтобы не вымолвил рот
Голос стал ближе
Чтобы рука не извлекала
В дремоте из исчезновенья пределов
Ничто никогда не сравнится
С его растущим во всей вселенной временем
В котором оно ветвями течет
Подобно книге песка
И бесконечно встречает себя
Испепеляя стократно в арктическом солнце
В черном шелесте чтения
В бездонном меду
Повторенья одного и того же
Того, что противоречит уму
Отреченью и тому, чего мы
Коснемся позднее
После, сделав два шага к окну
Кофе выгорал на плите
Бессмысленность – произнес он
Она побуждает забыть
О тайном свиданьи ресниц с маковой пылью
Текущей по берегу ночи
А подорожники в жарких колодцах
Это ее восхищение разит по утрам пробужденьем
Она ночами бессона, как аллегория
Изножье ткет, то, что уже было,
Что уже никогда не случится
Обучая глине терпения с детства
А также войне уменьшений в ожогах
Оставляя поутру за порогом
Все тоже корявое дерево
Смутную мысль о вине
И каком-то зерне,
Раздирающем покровы эха
И зрения.

ББ: Аркадий, ты сейчас читаешь стихи, какого они периода? Когда они тобою сочинены?
АД: Это стихотворения из книги «Описания», которая была издана в 2000-ом году, я просто взял те стихотворения, которые более легки для произнесения, хотя последнняя книга, которая сейчас должна выйти в издательстве «ОГИ», которая называется «На берегах исключенной реки» – она, может быть, даже немножечко ярче для звукового воспризведения, для слуха.
ББ: Ярче и, наверное, полиморфнее.
АД: Нет, она как раз немножечко более сдержана.
ББ: Ты ведь пишешь не только стихи, но и прозу, и какие-то журналистские опусы…
АД: Ну, мы все зарабатываем на жизнь, кто как. Раньше я зарабатывал как газовый слесарь, а сейчас я зарабатываю тем, что работаю в журнале «Красный», и там приходится писать.
ББ: Ну, может быть, ты сейчас прочтешь еще одно не очень продолжительное, полиморфное стихотворение?

(Аркадий листает страницы книги.)

ББ: Книга у тебя толстая, пока выберешь…
АД: Дело же не в этом, дело в том, что есть какие-то вещи, которые действительно актуальны. Я прочту стихотворение, которое написал очень давно, когда мне было тридцать лет. Очень короткое и достаточно понятное, и внятное. Тогда я работал, между прочим, сторожем на дебаркадере. И вот такое стихотворение:

На тридцатом году своей жизни
Стал ночным сторожем
Я сидел на крыльце, к заливу лицом
И смотрел, как собираются птицы
Как их носит кругами
Над местом, где подставив лицо
Заходящему солнцу
Сидел я.
Меланхоличный, плешивый
На тридцатом году своей жизни.

ББ: Ну что ж, спасибо, Аркадий. Надеюсь, что твое завтрашнее выступление в клубе «Платформа» будет во всех отношениях удачным.
АД: Будем надеяться.
ББ: И еще хочу сообщить нашим радиослушателям, что в ближайшую среду, 25 мая, в Интерьерном театре будет выступать Татьяна Алешина. Состоится концерт-сюита с участием инструментального ансамбля и артистов Театра марионеток им. Деммени, в котором Татьяна Алешина уже давно работает заведующим музыкальной частью. Во время концерта она исполнит много песен и на стихи известных поэтов, и на собственные стихи.
А программа «Ступень к радости» уже подошла к концу, ее провел Бенедикт Бурых. До свиданья, всего вам самого доброго. Но в самом финале передачи еще одна песня в исполнении Александра Левина, песня называется «Блюз про деньги».

(звучит песня «Блюз про деньги»)