АЗиЯ-плюс

Радиопередача "Ступень к радости"

|| Главная >

Выпуск № 60 (30.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив"). Песни А. Мирзаяна, А. Деревягина и В. Луферова

Выпуск № 59 (23.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив" и планах студии "АЗиЯ-плюс"). Песни А. Мирзаяна, Е. Фроловой, А. Деревягина и стихи О. Седаковой

Выпуск № 58 (16.10.2005) Гости: композитор, музыкант Юрий Касьяник

Выпуск № 57 (9.10.2005). Гости: поэт, художник, музыкант Дмитрий Стрижов (Нью-Йорк - СПб)

Выпуск № 56 (2.10.2005). Гости: Александр Деревягин

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть вторая.

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть первая.

Выпуск № 54 (18.09.2005). Гости: Настя Макарова (группа "Ступени")

Выпуск № 53 (11.09.2005). Гости: Зам. директора Арт-центра "Борей" Валерий Петрукович (СПб) и писатель Андрей Сольницев (Голландия). Песни Андрея (Дюши) Романова, Анны Герасимовой (Умки), музыка Сергея Курёхина.

Выпуск № 52 (4.07.2005). К выходу нового CD "Первый круг. 15 лет спустя". Гости: Николай Якимов. Песни участников ТО "Первый круг"

Выпуск №44 (25.07.2005). Гости: поэт Владимир Строчков и Николай Якимов. Стихи В. Строчкова, Д. Стрижова, песни Е. Логвиновой и А. Левина. Часть первая

Автор (Бенедикт Бурых): Здравствуйте! В эфире - программа «Ступень к радости», у микрофона - Бенедикт Бурых. Сегодня в этой передаче вы услышите песни на стихи поэта московского Владимира Строчкова, и еще Владимир лично почитает нам свои стихи, однако в самом начале передачи вы услышите совсем небольшие фрагменты творчества Дмитрия Стрижова. Дмитрия Стрижов - поэт, литератор, прежде он жил на невских берегах, но потом - достаточно уже давно - переместился в город Нью-Йорк. Бывают отчего-то с людьми такого рода метаморфозы. Еще до эмиграции Стрижов сотрудничал с группой «Тихо», но музыка этой команды и прежде не звучала слишком уж громко, а в дальнейшем лидер этой группы Валерий Рубликов вослед за Стрижовым переместился в Штаты. Где, собственно, и живет, и надеюсь, что благоденствует до сих пор. Стрижов же вроде бы уже приезжал домой, так как давненько он эмигрировал, но со славным городом Нью-Йорком он вроде бы не расстался - в отличие от многих других эмигрантов, которые по неким причинам решили потом возвернуться в родные пенаты.
Несколько лет назад Дмитрий Стрижов выпустил альбом под названием «Fake Lоser» вместе с другим эмигрантом, с матерым зело музыкантом по имени Тарас Машталир (Proforma Records, U.S.A., 2000 - ред.). Дмитрий читает в этом альбоме свои стихи, а Тарас, соответственно, по музыкальной части…

(звучит стихотворение-песня «Fake Loser»)

Дмитрий Стрижов познакомился в Америке с Иосифом Бродским. Великому поэту и посвятил Стрижов свой альбом - на обложке пластинки написано: «Есть люди, которых заменить мне нечем…». А вот что говорил Иосиф Бродский Дмитрию Стрижову, и это также можно прочитать на пластиночной обложке: «Как человек, которому нечего делать с песнями бардов, в том смысле, что мне еще не встречались удачно совмещенные слова и музыка в их исполнении (всегда то или другое умирает), я тем более с удовольствием отмечаю, что Вам, Дмитрий, удалось, прежде всего используя свой талант, создать какую-то, видимо, новую эстетическую ткань, в которой чувствуешь себя комфортабельно… Желаю, чтобы этот Ваш опыт музыкально-стихотворный имел бы продолжение и развитие, а сам жанр, благодаря Вам, вырос бы до положенных ему масштабов… “Прогулки под северным небом” - это Вы знаете, мне - созвучно… <…> буду обращаться к Вам, скажем, как к Принцу Поэзии или Императору Вея Прозы, - в зависимости от того, по какую сторону потока Вашей производительной деятельности я окажусь...». Вот что сказал про альбом Дмитрия Стрижова великий Иосиф Бродский. Послушаем еще одни номер из этого альбома, он называется «Январь»

(звучит стихотворение-песня «Январь»)

Ну а теперь, после того как прозвучали два стихотворения Дмитрия Стрижова, программа «Ступень к радости» обращается к обещанной вначале программы поэзии Владимира Строчкова, тем более, что он в настоящий момент находится здесь, рядом со мной, в студии радио «Открытый город». Владимир, совершенно добрый день!
Владимир Строчков: Добрый день.
Б.Б: Владимир, насколько я знаю, Вы далеко не в первый раз, не первый год, приезжаете в Питер и читаете здесь свои стихи, буквально на днях вы выступали в Центре современной литературы и книги на набережной Макарова, 10, и читали свои стихи.
В.С. Вы знаете, с чтением я сюда приезжаю всего лишь второй раз (оговорка - в третий. Первый приезд был в 1998 г. - В.С.) В предыдущий раз я был года три назад, по-моему, в 2002-ом году, а вообще в Питере я как бы в восьмидесятые годы сидел помногу и подолгу, просто по работе, я тогда был начальником исследовательского отдела, у меня здесь была опорная лаборатория на Косой линии Васильевского острова, тогда я перезнакомился со многими питерскими литераторами интересными, и с теми, кто сидели по архивам, и с теми, кто сидели по котельным, но по тем временам я, естественно, не выступал.
ББ: По тем временам это вообще было редко.
ВС: Да.
ББ: Другая была эпоха, другой расклад совсем жизненный. Я немножко в курсе вашей биографии, потому что я честно изучал сайт Вашего хорошего знакомого Александра Левина…
ВС: Не знакомого, а близкого друга.
ББ: Близкого друга, извините, я сказал как-то не совсем верно, это близкий Ваш друг, у вас с ним и творческое взаимодействие есть, потому что на Ваши стихи он сочинил песни, и некоторые из них мы сегодня послушаем, и на его сайте есть раздел, связанный именно с Вашим творчеством, там много ваших стихов, большое количество, больших и маленьких, стихов разных лет и разных этапов творческих, и мне оттуда, из сайта, известно, не стану придумывать, будто бы я это где-нибудь в другом месте вычитал, что Вы, например, сочиняете стихи в Крыму, в местечке Уютное…
ВС: Да-да-да. Это окраина Судака.
ББ: Вы туда каждый год ездите?
ВС: Да, практически, я туда езжу уже почти два десятка лет, но боюсь, что это вот-вот может прекратиться. Судя по всему, новые крымские власти, которых назначили из Киева новые властители Украины, участок между Судаком и Новым Светом закрывают и коммерциализируют, боюсь, что на этом вся халява кончится.
ББ: То есть, поэт Владимир Строчков станет жертвой таких бессмысленных политических раскладов.
ВС: Ну, в каком-то смысле, да.
ББ: А Вы… Если можно, то уточните по поводу «Уютного»… Вы там пишете, но в течении года Вы, видимо, как-то накапливали материал, но именно там Вы освобождались от всяких неизбежных своих занятий, и предавались поэтическому творчеству.
ВС: Да, потому что в Москве, в общем, голова постоянно забита совершенно другим, и срелаксировать даже выходных дней не хватает. Я вот приезжаю в Крым, и недели две отхожу от этой московской… грязь эту выкидываю из себя. Только после этого что-то начинает писаться, а потом, глядишь, уже уезжать пора.
ББ: То есть, потом опять приходится грязь на себе собирать.
ВС: Ну, конечно.
ББ: Ну, видимо, это в самом деле неизбежно, потому что на сколько я могу судить, насколько я знаю, Вы не можете себе позволить заниматься только сочинением стихов, прозы, вообще заниматься только литературой, приходится заниматься чем-то еще, где-то еще работать.
ВС: Да, и не еще, я как раз на жизнь зарабатываю совсем другим: от поэзии, с поэзии Михалков мог жить в советские времена. Дело другое, что это была не поэзия, а стихи. Но это и неважно уже. А в наши времена прозаик раскрученный может жить на свои гонорары, а поэт, даже и самый раскрученный, на гонорары жить, конечно, не может. Я работаю в издательском бизнесе, на жизнь хватает, а стихи - это уже откладывается на осень.
ББ: Еще один момент, и может быть, и не один - перед тем как вы почитаете нам свои стихи, хотел бы просто для себя, пожалуй, уточнить. Вот ситуация литературная в Москве - она на сегодняшний день как проявлется, в плане вот в каком? Много ли в Москве мест, где происходят творческие вечера, чтения стихов? У нас в городе есть такие места, их не так уж и мало, но сейчас, на лето, все немножко свернулось. Хотя что-то и происходит. А есть ли в Москве такие салоны, клубы, гостиные, где можно читать стихи и насколько часто Вы в таких местах появляетесь?
ВС: Знаете, все это в Москве, разумеется, есть, но сейчас наступили времена некоторого коллапса, конечно.
ББ: Потому что лето?
ВС: Нет, я не про лето, я говорю вообще. Дело в том, что целый ряд таких наиболее интересных салонов и клубов, к сожалению, позакрывалось. Осталось немного. Правда, остались хорошие, но их немного. Есть еще куча всяких мест, где это возможно, но это уже такие, что называется, дворняжки. А вообще это такой процесс, видимо, волнообразный, потому что вот с момента перестройки… с начала был такой резкий скачок интереса, потом почти мгновенный спад этого интереса, причем все это происходило на каких-то площадках, в основном… потом стали как грибы расти вот эти… то, что формально тогда назвали общественными объединениями по интересам…
ББ: Было такое дело.
ВС: Сейчас, по-моему, скорее время объединений по понятиям, чем по интересам, но, тем не менее, какие-то структуры живут, я могу назвать, скажем, «Авторник», который ведет Дима Кузьмин, «Классики 21-го века» и ряд других. Нет, эта жизнь, в общем, в Москве есть, но она, к сожалению, в последнее время как-то затопталась на месте и немножко стала отступать, видимо, какое-то возникло непонимание того, что делать сегодня.
ББ: А Вам не кажется, что это непонимание, про которое вы сейчас сказали, и связанные с этим непониманием проблемы, являются следствием… Тут много может быть причин, и я едва ли сейчас все причины назову, но все-таки одной из причин является… знаете, есть в музыке сегодняшней такое понятие, как попса. Но ведь фактически оно, это понятие, есть и в литературе. Вы так не считаете?
ВС: Ну, попса есть всюду, попса явление всепроникающее, но то, о чем мы с Вами говорим, в частности, о поэзии, о том круге, в котором приходится, грубо говоря, вращаться мне, там, конечно, никакой попсой не пахнет. Это достаточно серьезная и даже, в каком-то смысле, элитарная литература. Нет, с попсой это не связано никоим образом, дело в том, что с тех пор, как кончилась советская власть, литература и поэзия особенно, она утратила социальную компоненту, которая позволяла как-то ей в таком немножко профетическом духе существовать, осталась собственно поэзия, поэзия как поэзия, естественно, у нее круг уже, значительно уже, то есть, постепенно осуществляется такая привычная для Европы и для отчасти Америки модель существования поэзии. Кто-то хорошо сказал, что поэт в Америке - это нечто полусумасшедшего младшего сына, живущего в мансарде. Вот примерно так, делается потихонечку и здесь. Это, конечно, исторически сложилось так, что у нас интерес в целом выше, но потихонечку все равно идет такое общее выравнивание, глобализация.
ББ: И еще вопрос, а может быть, и не один. Вы давно вращаетесь в кругу поэтическом, то есть, не то, что вращаетесь, это естественная часть Вашего Бытия. Понятно, что у Вас множество знакомых литераторов, поэтов, и Вы могли бы, пусть даже и в общих чертах, выделить или сказать, вернее, есть ли среди этих поэтов интересная, перспективная молодая и свежая новая волна?
ВС: Вы знаете, с новой волной для меня все очень сложно. Потому что поколение новой волны тех сорокалетних, которых объединил «Вавилон» в Москве, оно уже постепенно тоже перестало быть новым. Самых новых - я просто врать не буду - знаю плохо. Есть, естественно, такие ребята как Калинин, и еще несколько имен я мог бы назвать, там есть перспективные и любопытные, а среди направления «вавилоновского» - ну, наверное, скажем… нет, не буду я называть, там много хороших. В поколении, близком мне… я не буду называть, естественно, имя Саши Левина, мы с ним просто близкие друзья и со-творческие люди. Еще - Николай Байтов, на мой взгляд, очень интересный поэт, есть много других, очень хороших поэтов, просто менее близких мне - допустим, Сережа Гандлевский, Бахыт Кинжеев и так далее. Но это просто для меня уже другая область, не моя. Николай Байтов - да, это для меня близкое явление
ББ: Значит, я в начале программы говорил уже, что сегодня мы будем слушать и стихи в Вашем прочтении, но программа «Ступень к Радости» - она, все-таки, была в своей основе музыкальная, а теперь стала музыкально-поэтическая, а ведь есть песни, написанные на Ваши стихи, их не так уж мало, и вот давайте для начала послушаем одну из этих песен, на ваши стихи написанную, песня называется «Я говорю, устал…», а потом, после того, как эта песня прозвучит, мы продолжим беседу, и приступим к чтению вами Ваших стихов.
ВС: Вы имеете в виду песни Саши Левина?
ББ: Да, в первую очередь его. Ведь он написал много песен на Ваши стихи, штук двенадцать…
ВС: Ну, во всяком случае, больше десятка, наверное.
ББ: Но не все они есть на дисках.
ВС: Да, конечно, конечно.
ББ: Может быть, в дальнейшем как-то этот процесс будет упорядочен, ну а сейчас, давайте послушаем песню Александра Левина «Я говорю, устал…»

(звучит песня А. Левина, но не та, которая была объявлена, а другая: «Едет, едет Вася». Это песня Левина, но не стихи Строчкова, а на свои собственные. - Все улыбаются - ред.).

ББ: Жизнь полна противоречий, и вот сейчас прозвучала песня Александра Левина, но не на стихи Владимира Строчкова. Бывают, может даже и хорошо, что бывают такие накладки, они как-то позволяют лично мне, как ведущему, почувствовать, что у нас эфир прямой, живой, что все это не смонтировано, ну а сейчас мы, после моего извинения, - я еще раз извиняюсь перед радиослушателями - сейчас, наконец, послушаем песню «Я говорю, устал…», песня Александра Левина на стихи Владимира Строчкова. Поехали!

(звучит песня «Я говорю, устал…») www.asia-plus.ru/mp3/84.mp3

ББ: А сейчас нам Владимир почитает свои стихи, но перед этим я хочу сказать - и Вам, и радио слушателям, что мы еще будем сегодня слушать песни на Ваши стихи, но мы это будем перемежать - чтение стихов, песни и мои какие-то вопросы. ОК? Пожалуйста.
ВС: Такое маленькое стихотворение:
АГНОСТИЧЕСКОЕ
Что там, на солнце бликуя, так быстро мелькает?
Крылья ли птицы, стальные ли тонкие спицы?
Юный велосипедист ли по улице мчится?
Вяжет старуха носок ли?
Да кто ж его знает!
Кто это мчится, младенца прижавши, кто скачет?
Что это значит? Что, черт побери, это значит?
Кто это, птицей бликуя, материю вяжет?
Кто это скажет?
О, Господи,
кто ж это скажет!
(16.05.2002 г., Москва - ред.)
А вот еще:

* * *

На участке под Хаpьковом поезд стоял полчаса,
пропустив свору встречных: чинили пути на участке.
В заднем тамбуре выбито было стекло. Небеса
источали тепло. Паутина плыла. Безучастно

снизошел по тропинке к путям никакой человек.
Был он в меру поддат и одет как бубновая трефа.
Стал как раз подо мной, огорченно поскреб в голове;
я спросил: - Что за место? - И он мне ответил: - Мерефа. -

и спросил без особой надежды: - А... дверь?.. Заперта?
- Заперта. - Под вагоном?.. - Рискованно. Что, если тронет?
- Охохо! - и пошел вдоль путей в направленьи хвоста,
прикрывая от солнца глаза козырьком из ладони.

Я зажмурил глаза. Паутина коснулась лица.
Истекали теплом небеса. Было тихо до жути.
Истекали минуты, текли и текли без конца.
Я почувствовал: сердце толкалось в оконные прутья.

Я почувствовал: время - во мне; нет его вне меня.
Вне меня - неподвижность, тепло, тишина, паутина,
неизменная, полная вечность на все времена,
бесконечная сеть, золотая слепая путина.

Поезд тронулся, словно летучий голландец, а я
ничего не заметил: внутри золотого органа
плыл, зажмурив глаза, и за веками, вечность тая,
все мерещилась мне та мерефа, та фата моргана.

Ни тогда, ни теперь обернуться, вернуться назад
я уже не смогу: есть бумага, перо и чернила;
нет того языка, на котором возможно сказать,
у Мерефы, под Харьковом, в тамбуре - что это было?

• ( 11.10.1995 г., поезд «Севастополь - Москва». - ред.)

ББ: Владимир, скажите, пожалуйста, какого года сочинения вы читаете сейчас стихи?
ВС: Конкретно это стихотворение старенькое, это девяносто пятый год.

ББ: Вы с собой сегодня книгу свою не брали Жалко, потому что если бы она была, или мы могли бы сейчас прямо с Интернета читать Ваши стихи, то Вы бы, наверно, прочитали больше новых стихотворений.
ВС: Нет, вот все, что я читаю сейчас, это уже после книги появилось.
ББ: Хорошо, давайте мы сейчас повернемся в сторону музыки, послушаем песни на Ваши стихи, а потом вернемся к чтению.

(звучит песня Евгении Логвиновой «Во многом знании немалая печаль…»)
www.asia-plus.ru/mp3/81.mp3