АЗиЯ-плюс

Радиопередача "Ступень к радости"

|| Главная >

Выпуск № 60 (30.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив"). Песни А. Мирзаяна, А. Деревягина и В. Луферова

Выпуск № 59 (23.10.2005). Гости: Александр Деревягин (об альбоме А. Мирзаяна "Архив" и планах студии "АЗиЯ-плюс"). Песни А. Мирзаяна, Е. Фроловой, А. Деревягина и стихи О. Седаковой

Выпуск № 58 (16.10.2005) Гости: композитор, музыкант Юрий Касьяник

Выпуск № 57 (9.10.2005). Гости: поэт, художник, музыкант Дмитрий Стрижов (Нью-Йорк - СПб)

Выпуск № 56 (2.10.2005). Гости: Александр Деревягин

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть вторая.

Выпуск № 55 (25.09.2005). Гости: Александр Деревягин. Часть первая.

Выпуск № 54 (18.09.2005). Гости: Настя Макарова (группа "Ступени")

Выпуск № 53 (11.09.2005). Гости: Зам. директора Арт-центра "Борей" Валерий Петрукович (СПб) и писатель Андрей Сольницев (Голландия). Песни Андрея (Дюши) Романова, Анны Герасимовой (Умки), музыка Сергея Курёхина.

Выпуск № 52 (4.07.2005). К выходу нового CD "Первый круг. 15 лет спустя". Гости: Николай Якимов. Песни участников ТО "Первый круг"

Выпуск №44 (25.07.2005). Гости: поэт Владимир Строчков и Николай Якимов. Стихи В. Строчкова и песни Е. Логвиновой. Часть вторая.

СТУПЕНЬ К РАДОСТИ N44 (от 10 июля 2005 г.)
Часть II (окончание).

ББ: Прозвучала песня «Во многом знании немалая печаль…». Эту песню исполнила Евгения Логвинова, эта песня входит в ее альбом «Эта странная жизнь», изданный несколько лет назад. И еще в записи этого альбома принимал участие арт-директор ССИ «АЗиЯ-плюс» Николай Якимов, он сейчас у нас в студии находится, заглянул на огонек, и надеюсь, что он сейчас расскажет, и как создавался этот альбом, и как он относится к творчеству Владимира Строчкова, с которым он давно знаком. Николай, пожалуйста.
НЯ: Добрый день всем радиослушателям, добрый день, Бенедикт. Как создавался альбом? Вы знаете, у Жени, у Евгении Логвиновой очень много песен на стихи современных поэтов. У нас есть серия «Библиотека поэта - музыкальная редакция», в этой серии мы издаем песни на стихи классиков двадцатого века, а есть серия «Современная поэзия - музыкальная редакция», и вот как раз сейчас мы будем работать над альбомом современной поэзии в музыкальном переложении, в который войдут песни Евгении Логвиновой. И очень много песен из этого альбома будет на стихи Владимира Строчкова. И тот альбом, с которого сейчас прозвучала песня «Во многом знании немалая печаль…», он называется «Эта странная жизнь» - это кусочек, это фрагмент, это цитата из стихотворения Владимира Строчкова.
ББ: То есть, в дальнейшем вы тоже будете продолжать издавать записи песен не только на стихи поэтов серебряного века русской поэзии, но и на стихи поэтов современных?
НЯ: Да, естественно.
ББ: Это будет продолжаться, и я думаю, что сегодня - если нам позволит жестокосердный Хронос, время, то бишь - мы сможем послушать кое-что из записанного совсем недавно, здесь, в Питере, это тоже новые песни Жени Логвиновой на стихи Владимира Строчкова, но это если, опять же, время позволит.
НЯ: Да, я хотел сказать по поводу поэзии Владимира Строчкова… Что я могу о ней сказать? Совсем мало. Поэт, конечно, о своей поэзии скажет лучше своими стихами, и…
ББ: Но ты же давно знаешь Владимира…
НЯ: Нет, недавно, мы познакомились в этот приезд Владимира, но мы сделали запись, мы начали серию «Голос поэта» или «Устная поэзия», или «Поэты сами читают стихи», и буквально позавчера мы записали чтение Владимиром Строчковым своих стихов, мне кажется… Ну, у нас записаны Ольга Седакова, Виктор Соснора, Владимир Строчков, осенью мы будем записывать Елену Шварц. Поэты все разные. Но чем привлекает поэзия Владимира Строчкова и вообще всех этих поэтов? То, что это настоящая поэзия. И Владимир Строчков здесь, безусловно, выделяется своим постмодернизмом, но это поэзия высшего класса.
ББ: Раз так, а это, в самом деле, так, Владимир, пожалуйста, давайте продолжим чтение Ваших стихов.
ВС: Прежде чем продолжим, два слова. Ладно? Чтобы ни у кого не возникало сомнений насчет постмодернизма. В свое время, на кронштадском льду была пролита кровь за - был такой лозунг - «За Советы без коммунистов». Так вот, я за постмодернизм без смерти автора, кто знает, тот поймет. Ну что, я почитаю еще, да?

От Фомы

Как слепого, подвел и заметил: вот тут,
и для верности ветку сухую воткнул,
а гляжу, ничего тут такого и нет:
ни особых чудес, ни особых примет,
только ветка сухая торчит в небесах.

Не пойму я чего-то в его чудесах.

( 08.10.1996 г., Уютное. - ред. )


* * *

В сорок третьем году, уходя, он просил: "Посмотри,
что, пацан, в двадцать пятой больнице? Фашисты? Свои?"
В пренатальном плену находясь, я не мог отвечать.
Но теперь, приводясь на маяк позывного "03",
я ушел в этот поиск и, выйдя в эфир до зари,
нарушаю глухую радиомолчанья печать:

- Самаренков, сапер, инвалид, пациент, конвоир,
как лунатик бродящий в ночи по палате, сипя,
спящий стоя и сидя, а лежа сползающий в смерть!
В двадцать пятой больнице засели примерно свои,
только б лучше уж, верно, чужие... Уходим! В себя,
и чем глубже, тем лучше, тем выше твой шанс уцелеть.

Маскируйся под мертвого, пленные им не нужны:
на живого приходится выдать баланду и хлеб,
а у них безразличные очи, голодные рты,
дети, жены и внуки, и тещи - почти пол страны,
их оклад так ничтожен, обход так поспешно-нелеп
и таблеток так мало на всех - так зачем же им ты.

Отходи, Самаренков, здесь всюду засели свои
круговой обороной противу любого врага
и стоят они на смерть, поскольку стоят на своем.
Здесь цветы не цветут, по ночам не поют соловьи,
не живут пациенты и летом не тают снега.
Я сказал тебе все, отвечай, Самаренков, прием!

Самаренков молчит на девятом десятке своем,
без штанов и кальсон колыхаясь над грязным судном.
Ягодицы его, словно сидор солдатский тощи,
отвисают морщинистым неаппетитным тряпьем
под истерзанным жизнью и жидким поносом гузном.
Он ушел в сорок третьем, и нынче - ищи, не ищи, -

он ответил за все, инвалид, конвоир, пациент:
за войну и за мир, ревматизм, диаррею, базар,
за отсутствие денег и воздуха, сил и родни.
Я еще не родился. Он скоро умрет. Правды нет.
Он спросил в сорок третьем, и я с опозданьем сказал:
- В двадцать пятой свои! Отползай, Самаренков! Они!..

Боже правый! Его, да и этих своих сохрани!

Или как там? "...или, или, лами савахфани!"

(03-15.06.99, Москва. - ред.)

ББ: Ну что ж, мы еще сможем вернуться к вашей поэзии в этой программе, а теперь еще одна песня в исполнении Евгении Логвиновой

(звучит песня Евгении Логвиновой «Склоны») www.asia-plus.ru/mp3/80.mp3

ББ: Прозвучала песня «Склоны» в исполнении Евгении Логвиновой. Теперь у меня к Вам, Владимир, вопрос - я бы много о чем хотел бы у Вас спросить, просто время не позволяет этого сделать. Вопрос у меня по поводу полисемантики, мы об этом с вами говорили перед началом этой программы. И Вы об этом писали. По поводу полисемантики поэзии.
ВС: Значит, так. Полисемантика - слово не мною придуманное, слово из лексикона лингвистов, просто я как бы для своего творческого метода и стилистики применил его в области поэзии, вот то, что я пишу, я называю полисемантической поэзией.
ББ: Красивый термин.
ВС: Да. Полисемантика - это значит, что… Грубо говоря, представьте себе, наш мир, он сложен, он описывается неоднозначными представлениями, он изменчив, поэтому для того, чтобы его адекватно описывать, нужны адекватные же и средства, то есть, сложные, изменяющиеся на ходу. Это в двух словах, все подробно не расскажешь.
ББ: Зато кого-то вы этим заинтриговали и у людей, я надеюсь, в дальнейшем будет желание более для себя детально и подробно понять смысл полисемантики, и не только в поэзии, но и в окружающем нас жизненном пространстве.
ВС: Да, наша жизнь полисемантична.
ББ: В полный рост! Ну а теперь, если вам не так уж будет сложно, прочитайте еще пару-тройку не очень продолжительных стихотворений. Полисемантических.
ВС: Ну, они относительно полисемантические. Полисемантика не догма, а руководство к действию. Вот такое стихотворение, на два голоса как бы.

* * *
Из катафорточки улыбкой и рукой
мерцая и высовываясь, манит...

Тиснение. Похоже, унибром...

Отдернут тюль...

Подернутый вуалью
коричневый вираж и желтизна...

Листва на ветке, лезущей в окно -
начало лета?.. -

с зубчатым обрезом...

Или конец...

и трещинки, надломы,
царапины...

А сколько ж нам тогда?..

надрывы...

Это ж надо было вспомнить!
И это ж надо было так забыть!
Так завалить альбомами, делами,
открытками, годами, барахлом...

Любителем?..

Большая передержка...

И вот - всплыла и высунулась. Машет,
знак подает - расплывчатый, неясный,
напрасный, бесполезный, неспособный
ни удержать, вернуть, ни отменить
необратимость пленки, лет...

Бумага
формата 9х12...

Фрагмент почти дописанного текста,
фотострофа?. А может, фотостро?фа.

Царапина...

Обрез...

Надлом...

Надрыв...

Тисненье, словом.

(09.09.2003 г., Уютное.
К сожалению, технические возможности сайта не позволяют привести текст в "двухголосной" авторской вёрстке, поэтому рекомендуем прочесть его здесь: www.levin.rinet.ru/FRIENDS/STROCHKOV/strochkov_2003-1.htm - ред.)


ББ: Наша передача уже подходит к концу, и я думаю, есть смысл сейчас, в конце, послушать одну из новых песен, недавно, буквально вчера-позавчера записанных, это песня на Ваши стихи, и, наверное, одной из задач Вашего визита было не только выступление, но и запись.
ВС: Разумеется.
ББ: Чудесно. Я прощаюсь с радиослушателями, программу провел Бенедикт Бурых, наша передача подошла к концу, в гостях у нас был поэт Владимир Строчков. Спасибо большое, приезжайте еще…
ВС: С удовольствием.
ББ: А в самом финале еще одна песня на стихи Владимира Строчкова. Поет Евгения Логвинова. Слушайте новую песню!

(звучит песня Евгении Логвиновой «Ты сдерживаешь вздох…»)
www.asia-plus.ru/mp3/79.mp3

Более подробно о Владимире Строчкове и о его поэзии см. htpp://www.levin.rinet.ru/FRIENDS/STROCHKOV/index.html