АЗиЯ-плюс

Каталог

|| Главная | Каталог >

Музыка

Книги

Видео

Музыка

Книги

Видео

Где купить?

Специальное предложение

История проекта

Сегодня не надо рассказывать о том, что такое ГУЛАГ и кто такой Варлам Шаламов. Его "Колымские рассказы" облетели весь мир. Почти прямой репортаж из преисподней советских лагерей, где плавились человеческие жизни, души, судьбы. Не просто документ, написанный одним из немногих, вернувшихся оттуда, - сама жизнь, сама боль, растворившаяся в сердце, - ведь не чернилами, а сердцем пишет поэт. Поэтому для меня Варлам Шаламов прежде всего - поэт. И недаром он рассказы свои читал, как стихи - нараспев. И всё же рассказы и стихи Варлама Шаламова живут разной жизнью. Свободный поток прозаического повествования раскалённой лавой вытекает из жизни и втекает в неё. Писательский дар преодолевает временной порог, сохраняя малейшие детали быта и бытия постоянно ускользающего мгновения. А стихи его похожи на птиц, которые беспечно летают над потолками страшной клокочущей стихии, собирая брызги и всполохи света, выкрикивая и высвистывая жизнь в обезумевшем пространстве. Так поёт душа, стиснутая болью и отчаяньем. Отрываясь от тела, она несётся ввысь, к нежности неба, с криком чаячьего ликования. Эти всполохи и крики ворвались в мой голос - и появились песни. Целый цикл песен.
Этот цикл возник весной 2002 года, в Италии. В раскалённой от солнца Италии я пела о пронизывающем холоде и нескончаемой зиме. И думала о том, что же с нами такое было, стало, будет?..
Я посвятила эти песни итальянскому переводчику русской литературы (в том числе и Варлама Шаламова) Серджо Рапетти и его семье: его дедушке, Луйджи Чивелли, погибшему в сталинских тюрьмах только потому, что он был итальянцем. Только потому, что он полюбил русскую девушку, женился на ней и остался в России, а не сбежал вместе со своими соотечественниками (когда-то приехавшими в царскую Россию строить дома, дороги, церкви), спасаясь от пожара русской революции. В 1938 году его обвинили в том, что он итальянский фашист, шпион, засланный в СССР. Жена Луйджи, Лидия Петровна Козлова, родом из Костромы, и дочь Ирина, тогда восемнадцатилетняя, должны были пережить высылку за границу и драматические скитания, муки от которых никогда не излечатся.
Тысячи и тысячи безымянных, но дотошно пронумерованных, судеб поглотила эта бездна безумия сталинской эпохи. Нет таких сил, чтобы одолеть смысл этой правды, нет таких слов, чтобы рассказать об этом, нет такого звука, чтобы вместить все страдания и боль людей, оказавшихся по ту сторону "светлого будущего", которое так отчаянно строили наши отцы и деды. Но есть этот чаячий крик, окликающий отчаявшиеся души заблудившихся в тумане мореходов. Чаячий крик надежды. Мои песни - тоже чаячьи выкрики - письма туда, откуда теперь не слышно ни стона, ни ропота, - в то страшное время, имя которому ГУЛАГ.

Елена Фролова

« Елена Фролова "Письмо". Песни на стихи Варлама Шаламова