АЗиЯ-плюс

Каталог

|| Главная | Каталог >

Музыка

Книги

Видео

Музыка

Книги

Видео

Где купить?

Специальное предложение

Т. Алексеева об альбоме Т. Алёшиной "Где ты, отчий дом..."

ГДЕ ТЫ, ОТЧИЙ ДОМ…» (новый диск Татьяны АЛЕШИНОЙ)

На самом деле очень редко возникает желание написать отзыв о музыкальном диске. А вот новый диск Татьяны Алешиной «Где ты, отчий дом…» у меня такое желание вызвал сразу.

Большинство альбомов даже у любимых авторов (из сферы камерной или авторской песни) кажутся искусными, профессиональными, а порой и виртуозными с исполнительской стороны. Но из этого вовсе не следует, что они станут внутренним со-бытием… Много чаще альбомы оставляют впечатление «презентации», сборника избранных песен, а не целостного текста. Вероятно, еще не сложился, не оформился вполне такой жанр – «диск-произведение», «диск-разговор».

Однако альбом Т.Алешиной «Где ты, отчий дом…» стал для меня настоящим СО-БЫТИЕМ, живым существом, с которым можно общаться и обмениваться реальными чувствами. Его секрет, по-моему, в том, что он затрагивает самую сердцевину переживаний. Не поверхность эмоций, взбудораженную мимолетными происшествиями, и даже не эстетическое чувство, которое все-таки тоже весьма близко к поверхности, связано с восприятием формы и пр. Этот диск как целое прикасается к самым глубинным сомнениям, печалям и надеждам, которые в человеке рождают особенности его существования, - неопределенность жизни, незавершенность смыслов и наша общая неприкаянность…

«Где ты, отчий дом…» нацелен на те мысли и состояния, которые человек обычно носит внутри молча, никому о них не рассказывая. И даже самому себе редко умеет о них рассказать. Диск приоткрывает ту простую правду, что никакие внешние события и достижения не освобождают человека от тоски и смятения – на глубине души. Объединяющая и лейтмотивная эмоция всех песен альбома – скорбь, неизбывная печаль. Она переживается во множестве ракурсов и состояний: через вопрошание, плач, сожаление, сетование или сомнение… Поиск надежды или раскаяние.

Но особенно важно, что эта боль – не эгоцентрична. Она складывается не из сожалений отдельного человека о своих частных неудачах, и не из эгоистических претензий к миру. Ситуация, питающая печаль в песнях альбома, вполне универсальна. Скорбь рождается на пересечении «себя-теперешнего» (такого, каким стал) и «себя-изначального» (того, каким человек ощущал себя в начале пути – в замысле, в потенциале). Это безутешный плач о самом себе, так и не сумевшем распорядиться «отчим наследством» или не нашедшем к нему дороги.

Думаю, оттого в альбоме столько перекличек с фольклорными жанрами и образами. Они создают для скорби опору и контекст, помогая ей излиться в классическом фольклорном жанре «плача». Освобождают боль от эгоцентрической замкнутости на себе. Печаль понимается как общее качество жизни, как переживание, знакомое всем и каждому.

«Скорбь о себе» в альбоме Т.Алешиной порождается ощущением ГЛУБИНЫ жизни, того, чем она могла бы стать, но не стала. Это чувство сокрушения о не воплотившемся потенциале жизни настолько потаенное, так далеко запрятано в каждом человеке, что его совсем непросто выплакать. Слезы, текущие из глаз, - тут не подмога… Надо как-то отворить каналы для «слез сердца», помочь заплакать душе, пробудиться подлинному сокрушению. И мне кажется, Татьяне удалось приблизиться к этому в своем альбоме – и подвести к этому состоянию слушателя.


Ощущение безвыходности усугубляется тем, что «плач сердца» не виден и не внятен никому извне, кроме самого плачущего. К печали о собственной судьбе прибавляется глубокое одиночество… Невозможность высказать сполна никому то, что тебя терзает. Поэтому в песнях Т.Алешиной и появляются обобщающие слова – такие, как «беда». У каждого сердца – своя беда. И надо ли тут расшифровывать?... Для одного это – необратимая утрата бесценных отношений или дорогого человека. Для другого – невоплотимость сокровенного желания или замысла, либо что-то еще. И всегда – боль от самого себя, не умеющего быть никаким другим, не сумевшего повлиять или изменить ход событий…

Это, пожалуй, главный лейтмотив всех песен альбома – сопоставление жизненного замысла с его воплощением (или с НЕ воплотившимся). Первоначальные ожидания от жизни, опыт, предчувствия и надежды, - и то, чем в итоге все обернулось… Одновременное проживание «когда-то» и «сейчас» - как двух крестных перекладинок.

Но альбом «Где ты, отчий дом…» не оставлял бы такого ощущения чуда, если бы высказанная в нем боль не растворялась, не превращалась бы в свет и утешение. Все 16 песен на нем объединяет и то, что они имеют форму диалога. Одиночество преодолевается и развеивается обращением одного собеседника – к другому, проявленным вовне со-чувствием. Недаром еще один ключевой фольклорный жанр, избранный для этого диска Татьяной Алешиной помимо «плача», - это хоровод (форма сообщества, единения, круга).

В составе почти всех песен альбома и в их последовательности присутствует и тот, кто плачет, и тот, кто его утешает. Оба голоса – самостоятельны и при этом взаимосвязаны. Оба звучат с большой силой. Эффект двухголосия рождается и из музыкального решения диска, где в одних песнях доминирует мелодия, а в других ритм (как в «Песочнице» или в «Обереге»).

Еще одна важная особенность альбома – смена масштаба. Переживания раскрываются сразу на нескольких уровнях: от личного, интимного опыта «малого я» (как в некоторых песнях самой Татьяны) – до вселенского и апокалиптического «Я материнства» (как в песне на стихи И.Лиснянской). И оба эти масштаба совмещаются в песнях на стихи Марины Цветаевой или Ольги Седаковой, в которых постижение универсальных законов открыто и доступно чуткому сердцу – во всей его цельности и простоте. Тонкое и постоянное смещение масштаба от песни к песне создает в альбоме большой объем и впечатление многомерной, дышащей реальности.


Казалось бы, неизбывная печаль – сквозная тема альбома… Но в нем везде присутствуют красота, гармония, легкость – и в исполнении, и в музыкальных решениях. Нет тотального погружения в горе. И как ни странно, из чувства неприкаянности и смирения с ней, воплощенного в большинстве песен, вырастает поразительное ощущение СВОБОДЫ. Человек до конца «нигде», а значит, по сути, он - «везде», то есть в пути, в дороге. Дорога открывает перспективу и дает надежду, соединяет «концы» и «начала» - в судьбе и в физическом пространстве. Позволяет уйти и вернуться…

Образ зовущего Пути усиливает само оформление диска: рисунок странника на обложке, опустевшее гнездо на ветке; слова о путешествии и дорогах - в авторском предисловии. Пребывание в дороге – это и тема, и форма многих песен альбома (например, «Конь» на ст. О.Седаковой, «Хоровод» на ст. М.Цветаевой или «Ой, ты мой бедный человек» Т.Алешиной).


Благодаря мотиву «дороги» в песнях зарождается надежда и на возвращение к самому себе, к своему внутреннему источнику. Тема поисков небесного Отца и душевного Дома пронизала весь альбом и скрепила его «кольцевой композицией». Начиная от самой первой песни с рефреном «у двери заветного рая у Отца подаянья просить», - сквозь настойчивое «Отец меня не оставит, а большее мне неведомо» - тема утраченного дома, подобно реке, выливается в финальное есенинское «Где ты, где ты, отчий дом…». Боль покинутости становится источником надежды, потому что именно она вынуждает пуститься в путь…

Но как весь альбом сопровождает эффект «двухголосия» - плачущего и его утешителя, так и в финале образ «дома» двоится. Расслаивается на реальный дом и дом метафизический. Одно просвечивает сквозь другое. А «кольцевое» строение снимает разделенность во времени. Ожидание становится исполнением. Свет – не только впереди, но и вокруг (ведь голос, несущий утешение и нежность, звучит в каждой песне – прямо сейчас). Сам альбом Татьяны Алешиной на какой-то момент становится таким «домом» - местом, куда можно поместить самые тонкие и невыразимые переживания, а в ответ получить – тепло, понимание и поддержку.

Мне кажется, автором в этот диск вложено очень много любви и нежности. Неудивительно, что в ответ он тоже рождает любовь и благодарность. Не поделиться ей, не высказать – невозможно… Тем более что именно благодарность есть та дорога, по которой легко и естественно возвращаешься в дорогое прошлое, как бы оно ни было далеко.

Татьяна Алексеева

« Татьяна Алёшина «Где ты, отчий дом…»