АЗиЯ-плюс

Каталог

|| Главная | Каталог >

Музыка

Книги

Видео

Музыка

Книги

Видео

Где купить?

Специальное предложение

О Петре Кошелеве

Надежда Сосновская о Петре Кошелеве:
Автор и его песни не всегда близнецы-братья. Бывает, что песня становится для автора маской, ширмой. Заглянешь за нее - а там другой человек, не тот, которого ты себе рисовал, слушая песни. Бывает, что песня служит автору маяком, на высокий свет которого он сам, человек грешный и слабый, идет, спотыкаясь и падая.
Редки случаи счастливых совпадений, когда песни и их автор если не едины, то очень близки. Такая органичность от Бога соединяет для меня Петра Кошелева-автора с Петром Кошелевым-человеком.
Слушая его песни, я легко представляю себе Петю не только нынешним - зрелым и мудрым, но и озорным подростком, еще не научившимся не удивляться. Но главное, что и в грусти, и в радости своих песен Петр всегда остается настоящим мужчиной. Увы, песни, даже очень хорошие, слабнут, кгда они бесполы.
Песни Кошелева мне сразу пришлись по душе. С первой встречи ему нашлось место в моем сердце, и он ни разу в жизни меня по-человечески не разочаровал.
Могу еще сказать о том, что Петр Кошелев - великолепный музыкант и автор с редким, невероятно тонким отношением к поэтическому слову. Я немного завидую тем, кому еще только предстоит открыть для себя мир этого превосходного автора.

Андрей Анпилов:
Вот, например, "Лирическая интермедия" на стихи Кибирова. Кибиров - постмодернист "с человеческим лицом", пользуется центоном не в целях деконструкции, а как бы от широты душевной, типа "обнимемся, братья". В этих стихах возникают цитаты и аллюзии из Пушкина, из Гете, из Мандельштама и т.д., а в конце (где бурундук и ватник) даже из Жигулина.
И Кошелев по пятам поэта пишет мелодию поверх того, что будет "в тему" и что на слуху. И Геннадий Гладков (музыка к "Обыкновенному чуду"), и "Шуберт" Берковского, и чуть ли не ранний Щербаков, и сам, конечно, Вольфганг Амадей, т. е. некий его отсвет и отзвук.
Это довольно сложная работа, требующая большого доверия к слушателю, к его способности сыграть в общую игру. Так же, как кибировское "Вступление" играет на всей клавиатуре памяти "советского" в читателе, - так и кошелевские песни аппелируют к узнаваемым интонациям, мотивам авторской песни - обозначают стилистический "коридор". Где-то Никитин, где-то Андрей Крючков, где-то Саша Иванов и т. д. Но больше всего - собственно "Кошелева".
Что могло соединить в некое единство Шекспира, Пастернака, Кибирова, Быкова, Мориц и Плотова? Читательский, художественный мир композитора, его человеческий и духовный контур. Он внимателен, скромен, правдив, точен в общей композиции и в мелочах. Великие стихи в его исполнении не унижены. Обыкновенные - чуть возвышены песней.

« Пётр Кошелев "Песни не только о любви"