АЗиЯ-плюс

Каталог

|| Главная | Каталог >

Музыка

Книги

Видео

Музыка

Книги

Видео

Где купить?

Специальное предложение

История проекта

ТАТЬЯНА АЛЁШИНА «ВЕТЕР С СЕВЕРА»

О СОДЕРЖАНИИ И КОНЦЕПЦИИ АЛЬБОМА

В песнях «под гитару» меня всегда привлекал «аскетизм» их выразительных средств. Ничего лишнего, только голос, со всевозможными его нюансами, и гитара, которая не заглушает эти нюансы, а создает для них атмосферу. Никакого «вранья», расхожих аранжировок…
Но последнее время мне стало не хватать музыки и в этом камерном жанре. Привлечение средств музыкального развития все же помогает мне точнее передать смысл происходящего.
Именно поэтому и появилась концертная программа с участием музыкантов – Елены Белкиной (флейта) и Ивана Медведя (альт). С ними концерты проходят в другом эмоциональном состоянии, и песни начинают жить по-другому. Мне очень помогают их музыкальные нюансы, переклички, «нерв», «поддразнивания»… Надеюсь, что это слышно и в записи.

В альбом вошли песни разных лет, в том числе и театральные, которые появились на свет уже с музыкальным решением. И лишь потом их аранжировка была «подстроена» под данный состав инструментов».
Некоторые из песен имеют довольно странную историю. Например, это «ТРИ ЗАДАЧИ ПО ФИЗИКЕ», написанные еще в 1986 году для спектакля по водевилям А.Чехова «В человеке должно быть всё», и из-за которых мне в конце-концов и пришлось переехать в Петербург. Спектакль этот был поставлен Евгением Угрюмовым сначала в Курганском театре кукол «Гулливер»(1986), а затем в Ленинградском театре-студии «Кукла»(1988). Песни эти на тексты из задачника по физике вытерпели немало жизненных невзгод, т.к. в г. Кургане спектакль не был принят в связи с возникшим конфликтом между творческим коллективом и администрацией театра «Гулливер». А в связи с тем, что спектакль, над которым с таким вдохновением работала вся «зеленая» часть труппы, зарубили, а его режиссера вообще уволили по статье, - вспыхнул еще больший конфликт уже между создателями спектакля и властями города вплоть до объявления частью коллектива голодовки. Специальные комиссии ( обком, райком, и даже КГБ) постоянно вели с нами разъяснительные беседы, а у меня выясняли, что имеется в виду под "ускорением", не политические ли это намеки. Мне приходилось приносить задачники и доказывать, что ничего «такого» там нет. Эти игровые, ироничные песенки постепенно при каждой новой сдаче спектакля очередной комиссии (из Москвы!) приобретали все более траги-фарсовое звучание, как и спектакль в целом. Сейчас об этом, казалось бы, даже странно говорить. Но всё это было! В результате, все участники этой постановки уволились из театра и уехали в Ленинград, чтобы создать свой театр, свободный от этой «фантасмагории». В 1988 г. спектакль был восстановлен , а в следующем году мы поехали с ним на Международный театральный фестиваль в Шотландию в город Глазго. Что касается четвертой задачи по физике («Колпак»), то она появилась намного позже сама по себе – уж очень трогательное у нее содержание.

Другие песни альбома имеют историю творческую и никаким образом не оказались связаны с политикой. Четыре песни на стихи Марины Цветаевой из цикла «ДОН-ЖУАН» были написаны сразу для голоса, гитары и альта. Альт здесь не столько музыкальный инструмент, сколько персонаж, который берет на себя воплощение «испанско, дон-жуановской экспрессии», освобождая тем самым меня от этого. Хотя, в дуэте с альтом голос все равно сам собой подстраивается к его тембру. Толчком для появления этих песен явился спектакль «Театра дождей» – «Последняя женщина Дон-Хуана». После просмотра которого, возникла и идея, и ее решение.

Песня «КОСТЕР ЦЫГАНСКИЙ» на стихи Вениамина Блаженного решена подобным же образом: мне не хотелось «цыганщины» в моем исполнении, и я ее поручила альту. А идею написать песню на это стихотворение мне подарил сам автор, когда мы с Еленой Фроловой и Дмитрием Строцевым были у него в гостях в Минске. Вениамин Блаженный, прослушав мою песню (кстати, из «Дон-Жуана»), сказал, что я могла бы написать песню к его «Костру», и прочитал стихотворение.

«ПЕСНЯ ИКАРА» тоже изначально написана для гитары и альта, хотя в записи Валерия Мустафина на студии «Сибирский тракт» его заменила виолончель (Юлия Зиганьшина). Сейчас песня как бы вернулась к задуманному варианту.

«ВЕТЕР С СЕВЕРА», обе песни на стихи Осипа Мандельштама – «Я ВЗДРАГИВАЮ ОТ ХОЛОДА», «ОБРАЗ ТВОЙ», а также «ПУТЕШЕСТВИЕ» и «ДОМ» на стихи Ольги Седаковой уже при их сочинении были рассчитаны на участие альта и флейты. Игра Елены Белкиной и Ивана Медведя натолкнула меня на кое-какие музыкальные решения, которые помогли передать порой довольно сложное для песни содержание.

А вот «СЕРДЦЕ, ТЕРЯЯ СИЛЫ..» Х.-Р. Хименеса и «СВЕТ МОИХ ОЧЕЙ…» Б.Дпира существовали раньше с одной гитарой и переаранжированы специально для этой концертной программы.

«НЕ О ЛЮБВИ ПРОШУ…» Георгия Иванова сначала имела пространственную электронную аранжировку, сделанную на синтезаторе Korg 01/W FD, затем на Ensoniq MR. Но благодаря «живым» инструментам она стала теплее и камернее, хотя потеряла некоторый «пафос».

Что касается песни «В МОЕМ НЕЗНАНЬЕ…» на стихи Мирры Лохвицкой, то ее странность объясняется ее театральным происхождением. Когда-то я задумывала сделать эстрадную программу для актеров театра «Кукла», которые обожали петь (как и большинство актеров). Предполагалась серия женских портретов с различными характерами, я отталкивалась не только от стихов, но и от амплуа и особенностей наших актрис. Эта песня, написанная для Ольги Борисовой, – один из таких портретов.

«ДНИ ЛЕТЯТ...» на стихи Даниила Хармса тоже написан для театральной постановки (М. де Гельдерод «Смертишка актёра»). Но в спектакле его исполнял хор Капеллы, струнный квартет и синтезатор.
Конечно, пропала важная для образа перекличка голосов, «монументальность», пародийность. Но этот «хор» мне дорог и очень хотелось вернуть его к сценической жизни, пусть в ином виде.

А «ВОРОНЫ» на стихи Елены Казанцевой – это единственный импровизационный (но хорошо выстроенный) номер программы. При каждом исполнении в нем появляются новые «штучки», но на записи зафиксирован, конечно, один из вариантов.
Из всего вышесказанного, пожалуй, можно сделать вывод, что альбом «Ветер с севера» имеет концепцию сугубо музыкальную. И собранные в нем песни объединяет в одно целое общий саунд или, говоря русским языком – состав инструментов.

ИСТОРИЯ ЗАПИСИ АЛЬБОМА

Это был сентябрь - октябрь 2000 года. Александр Деревягин привез из Москвы в Петербург пульт, компьютер, микрофоны – в общем, все, необходимое для записи. Сначала была «азиатская» сессия на даче 69 километра. Мы готовились к презентации первой моей пластинки –«Не о любви прошу…». Экспериментировали с записью, сочиняли и разучивали песни, разрабатывали будущий сайт… В общем, много и продуктивно работали. А затем, после презентации (1 октября), квартира Глеба Руденко превратилась в студию, в связи с ее хорошей звукоизоляцией и гостеприимностью хозяев. Николай Якимов раздобыл черный бархат – одежду сцены, с помощью которой удалось приглушить «студию». Хозяева вынуждены были передвигаться по квартире на цыпочках, соблюдая тишину, кормить ненасытную ораву студийцев.
Срочность записи была вызвана экстремальными условиями - нависшей угрозой ухода в армию альта и приближавшимся рождением сына у флейты. В течение трех-четырех дней были записаны все инструменты – играли, в основном, сразу ансамблем. А чуть позже, уже в Москве, был дописан голос. И записью, и сведением, и мастерингом занимался Александр Деревягин.

Альбом выпущен студией современного искусства «АЗиЯ-плюс» в 2002.

« Татьяна Алёшина "Ветер с Севера"